Альтернативные «молоко» и «мясо» могут занять 11% рынка белков к 2035 году

В России быстрее всего будут развиться растительные альтернативы молочной продукции, а «мясо» будет второстепенным

Тренд на растительные белки может позволить России укрепить позиции крупнейшего поставщика аграрной продукции

К 2035 году объем рынка альтернативных «молочных продуктов», «мяса», «морепродуктов» и «яиц» может достичь $290 млрд, а в натуральном выражении —  97 млн т (сегодня — 13 млн т), что составит 11% от общего объема рынка белка. Кроме того, с их использованием можно будет приготовить  95% самых популярных блюд мира, говорится в исследовании компаний Boston Consulting Group (BCG) и Blue Horizon Corporation (BHC). 

При этом доля рынка в 11% может быть вдвое выше при условии более быстрых технологических изменений: в этом случае в Европе и Северной Америке через пять лет может быть достигнут пик потребления животного мяса, а затем оно начнет снижаться. При этом в России быстрее всего будут развиться растительные альтернативы молочной продукции, а «мясо» будет второстепенным, и его разнообразие станет расти по мере выравнивания продукции по цене, вкусу и текстуре, рассказал «Прайму» управляющий директор и партнер BCG в Москве Максим Бахтин.

По его словам, основные риски для развития альтернативных белков — субсидии в сфере животноводства, так как они могут замедлить переход инвесторов в растениеводство. Кроме того,  повышенный спрос на сырье на глобальном рынке может влиять на внутренние цены. Однако тренд на растительные белки может позволить России укрепить позиции крупнейшего поставщика аграрной продукции, считает Бахтин.

По мнению экспертов, важнейшей характеристикой альтернативной еды являются ее вкус и ценовой паритет с традиционными продуктами. Так, растительные альтернативы молочных продуктов и гамбургеров, а также заменители яиц из сои, гороха и других белков могут достигнуть паритета цены и вкуса в 2023 году, еще через два года его достигнут альтернативные белки, полученные из микроорганизмов — грибов, дрожжей и одноклеточных водорослей. К 2032 году, возможно, такое соответствие продемонстрируют альтернативы, выращенные непосредственно из клеток животных, говорится в исследовании.

Важно и ощутимое положительное влияние на окружающую среду: эксперты подсчитали, что переход на растительные «мясо» и «яйца» позволит к 2035 году сэкономить более одной гигатонны углекислого газа. Кроме того, трансформация белков представляет собой отличную возможность с точки зрения социально ответственных и зеленых инвестиций. «Рынок альтернативных белков открыт, и развитие технологий здесь происходит очень быстро. У инвесторов есть реальная возможность войти на ранней стадии и стать неотъемлемой частью в будущем продовольствия», — считает управляющий партнер и генеральный директор BHC Бьорн Витте (цитата из исследования).

Андрей Зюзин, управляющий партнер фонда Fuel for Growth, эксперт рынка FoodNet НТИ

С учетом текущей динамики роста потребления продуктов из альтернативных источников белка, ростом мер по ограничению влияния на климат существующих форм ведения сельского хозяйства, а также повышенного интереса инвесторов к сектору альтернативных белков, можно сказать, что 11% от всего рынка белка — не такая агрессивная цифра. Более того, в отчете сказано, что уровень проникновения может быть вдвое выше при условии получения поддержки со стороны государства: путем перераспределения субсидий в сторону производителей альтернативных источников белка; более жесткому налогообложению предприятий, наносящих ущерб климату; рациональным регулированием отрасли производства альтернативных источников белка. А это именно то, что нам сегодня необходимо, так как производить вкусные продукты из растительного сырья мы уже умеем. Нужно масштабировать их выпуск для снижения цены, а это влечет существенные капитальные вложения.

Занять 11% рынка за 14 лет — это амбициозный план, и подобная доля может быть достигнута только в Северной Америке и Европе, считает старший менеджер группы по оказанию услуг предприятиям АПК компании EY Максим Никиточкин. По его мнению, основные драйверы роста доли растительного белка — это развитие технологий, благодаря которым произойдет снижение себестоимости растительных «мяса» и «молока», этому способствуют огромные инвестиции, которые получают стартапы и технологические компании из данной отрасли — до $1 млрд ежегодно. Кроме того, необходимо информировать  потребителей о пользе и безопасности растительных белков. Также среди важных факторов, влияющих на распространение растительных альтернатив — лобби производителей мяса и законодательство: сейчас стоит острый вопрос классификации подобных продуктов и соответствующего технического регулирования для них, рассказал «Агроинвестору» Никиточкин.

По словам исполнительного директора «Ринкон Менеджмент» Константина Корнеева, на развитие рынка альтернативных белков как вынужденной замены натурального мяса в долгосрочной перспективе будут влиять меняющиеся климатические условия, от которых зависит доступность водных ресурсов, пастбищных и обрабатываемых земель. Однако сложно судить об исследовании BCG и BHC, так как, во-первых, до 2035 года еще 14 лет, во-вторых, картина потребления в развивающихся и развитых странах совершенно разная и вводных слишком много.

Константин Корнеев, исполнительный директор «Ринкон Менеджмент»

Альтернативные белки на рынке есть, и вряд ли они с него уйдут. Это все останется на долгосрочную перспективу. Сподвигнуть жителей России потреблять такую продукцию может ценовая доступность: растительное «мясо» должно быть дешевле традиционного и постоянно присутствовать в каналах продаж. Что касается тренда на экологичность, которым апеллируют производители альтернативных белков, он в России не так сильно влияет на потребительские предпочтения, и нужно быть «профессиональным покупателем», чтобы детально разбираться в разнице влияния на окружающую среду производства натурального мяса и заменителей. В целом спрос на эту продукцию в России растет, но факторов, которые говорили бы о тренде высокой динамики популярности, пока нет.

По словам Корнеева, подобная продукция рассчитана на три категории российских потребителей. Первая — новаторы — люди, которые любят пробовать новое, но они занимают 5-8% от основной массы покупателей. Все новинки обычно пробуются ими, но они с такой же легкостью и забывают о продуктах, поэтому делать выводы по первым продажам каких-либо товаров неверно. Вторая категория — люди, разделяющие позицию или философию, которую продвигает производитель того или иного продукта. Третья — потребители дешевой продукции, но пока альтернативные «мясо» и «молоко» в России стоят довольно дорого. «Эти продукты займут свою нишу, но насколько потребители будут готовы платить сопоставимые деньги за растительный белок, если есть мясо?», — рассуждает Корнеев.

На рынке FMCG важно соотношение цены и качества предлагаемых продуктов.  Так, цена у признанного мирового лидера растительного мяса Beyond Meat на российском рынке, по сути, запретительная. Однако, например, цена продукции «Эфко» уже приближена к мясному аналогу.

При разговоре о растительных белках в большей степени обычно речь идет о «мясе», уточняет управляющий партнер «Стреда консалтинг» Алексей Груздев. Во всем мире тренд на использование соевого и горохового белков становится все популярнее, и Россия — не исключение, соглашается он. С точки зрения себестоимости производства грамма белка, есть надежда на то, что растительный белок будет дешевле мясного, что могло бы решить проблему голода в мире. Получается, растительные белки — это либо премиальная продукция для веганов, либо более доступная для социально незащищенных слоев населения и наиболее бедных развивающихся стран. Но пока масштабы производства не позволяют значительно снизить себестоимость производства растительных альтернатив, говорит Груздев.

Сейчас на грани острой нехватки продовольствия находятся 20 стран мира. Йемен, Южный Судан и Северная Нигерия возглавляют список, они сталкиваются с катастрофическим уровнем острого голода, следует из доклада Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO) и Всемирной продовольственной программы (WFP). Некоторые семьи в районах Южного Судана и Йемена или уже умирают от голода, или находятся в группе риска. При этом уровень голода будет расти быстрыми темпами в большинстве регионов мира из-за войн, пандемии и экстремальных климатических условий.

«Если смотреть на ситуацию в мире и тем более в России, я бы не говорил, что растительные напитки — это альтернатива традиционному молоку. На мой взгляд, это просто новая ниша в безалкогольных напитках», — продолжает Груздев. Конечно, есть люди с непереносимостью молока, но их слишком мало, и к тому же они не покупали его и до появления «заменителей». При этом основным драйвером потребления растительного «молока» является HoReCa, но это опять же просто модный тренд. Что с ним будет дальше — это вопрос, рассуждает Груздев.

Если рассматривать перспективу ближайших пяти-семи лет, эта продукция займет свою долю рынка, как и другие новые напитки. «Энергетиков же раньше не было, а когда они появились, то заняли свою долю рынка. Сейчас новый тренд — растительные напитки, и они тоже займут свою нишу, — уверен Груздев. — Это, конечно, косвенно отразится на молоке, потому что человек может потреблять ограниченный объем жидкости. Но говорить о том, что растительные напитки напрямую конкурируют с молоком — это неправильно».

Рынок растительных альтернатив молоку в России активно растет, но это эффект низкой базы. Лидер в России — «Сады Придонья» с брендом «Nemoloko», недавно было объявлено о другом громком проекте — локализации производства Danone (Alpro), что Груздев называет «хорошим звонком для коллег». «Это значит, что Danone в рынок верит и будет его развивать», — рассказал он «Агроинвестору».

Источник

Поделиться новостью
Перейти к верхней панели