Ассоциация коноплеводов АРКО: У нас нет спроса на сырье

Телеграмм АГРОНОВОСТИ

Бизнес коноплеводов сложный и дорогостоящий. Об этом агентству ROSNG рассказали сами участники процесса. Так получилось, что востребованная в Российской империи и СССР культура (её листья даже запечатлены на статуе «Дружба народов» на ВДНХ) перестала быть нужной. Причин здесь несколько и о них наше агентство писало ещё в конце 2020 года. В том же материале мы рассказывали о перспективности коноплеводства в нашей стране. 

О том, как обстоит дело с выращиванием этой культуры сегодня и можно ли назвать бизнес коноплеводов прибыльным, агентство ROSNG поговорило с директором Ассоциации коноплеводов АРКО Юлией Дивнич.

ROSNG: Сколько хозяйств занимается выращиванием промышленной конопли?

Дивнич: Это порядка двух-трёх десятков, не больше.

-Если говорить про крупные компании, то какого они масштаба?

-Самая крупная компания на рынке коноплеводства — «Коноплекс». Максимум, который они высевали, это чуть меньше 4000 га. В прошлом году они засеяли чуть больше 2000 га. В этом году, полагаю, что 3000 га должно быть посеяно.

Ассоциация коноплеводов АРКО: У нас нет спроса на сырье

Учёные предложили кормить кур каннабисом

— Какое основное направление в работе коноплеводов?

— Пока ещё перерабатывать коноплю на текстильное волокно и целлюлозу в нашей стране полноценно не умеют, т.е. это всё на уровне проектов и экспериментов. Единственное, что наши производители активно делают из конопли – это пищевую продукцию.

— Насколько сложно коноплеводам вести бизнес? Наверное, это очень зарегулированное направление и особый интерес к нему у правоохранительных органов?

— Когда ты ведешь нормальный бизнес, то это особо не является препятствием. Да, это дополнительная точка соприкосновения с органами власти, но на этом всё. Сложность в том, что это достаточно дорогостоящий бизнес. Первичные вложения существенные – это цифры с шестью-семью цифрами, но если все наладить, то потенциал у отрасли очень высокий, высокая маржинальность.

— Господдержка коноплеводам оказывается?

— Классическая государственная поддержка, как и для всех сельхозкультур. Плюс лубяные культуры (лён и конопля) пользуются дополнительными мерами поддержки. Каждый имеет право создать свой проект, защитить его в региональных органах власти и получить землю, а также субсидии.

— Насколько охотно региональные власти вас поддерживают и идут на контакт?

— Года 3 назад я бы сказала, что идут на контакт 50/50. Сейчас уверенно могу процентов 80 дать тем, кто охотно работает с данной отраслью.

— Насколько производства заинтересованы в конопле?

— У нас нет спроса на сырье. У нас нет производств в России, которые умеют перерабатывать коноплю в конечную продукцию. Нет таких заводов, которые бы сказали: я всё куплю. Плюс это тяжелый продукт для логистики. Производство тресты стоит 3000 рублей за тонну, а перевозка будет в два раза дороже.

— Чего не хватает коноплеводству, чтобы этот бизнес начал активно работать?

— Я всегда органам власти говорю, что нужен государственный завод, который будет собирать сырьё у фермеров и его перерабатывать. Тогда появятся и частные перерабатывающие предприятия. Нужно, чтобы отрасль стала понятна для инвесторов, чтобы была возможность просчитать доходы. Пока в России просчитать этот рынок очень трудно, потому что его нет.

КСТАТИ

Один из основателей проекта «Hempico» Сергей Савенков рассказал агентству ROSNG, что на полное понимание процесса коноплеводства у компании ушло несколько лет.

— У людей, которые заходят на этот рынок, из-за многообразия возможностей данной культуры разбегаются глаза. Денег в рекламу и маркетинг мы тратим больше, чем на само оборудование. Если говорить о нашем бизнесе, то на сегодняшний день прибыли, как таковой, у предприятия нет, потому что все деньги тратим в развитие.

По словам Савенкова, на прибыль проект рассчитывает выйти в ближайшие 3-5 лет.

Источник

One Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Читайте также

Back to top button