Достучались до небес

Публикации «Огонька» об уничтожении уникального сорта пшеницы дали плоды

На президиуме РАН, созванном после нескольких публикаций «Огонька», состоялся жесткий «разбор полетов», после которого было принято революционное решение по проблеме, которая считалась «нерешаемой».

Как стало известно редакции, на собрании президиума РАН, состоявшемся 24 сентября, горячо обсуждался вопрос, поднятый в трех недавних публикациях «Огонька», посвященных уничтожению урожая трититригии — уникальной многолетней пшеницы на территории НЭХ «Снегири» под Москвой.

Напомним кратко канву сюжета. Работа над выведением многолетнего сорта была начата еще академиком Цициным почти 90 лет назад, в прошлом году трититригия была запатентована, но урожай собрать не успели — его в августе измельчили «в ноль» косилкой КИР-1,5, которая не оставляет живыми даже семена. Такими косилками-измельчителями очищают земельные участки от сорняков. В данном случае поля «облагораживали» для придания товарного вида перед передачей под девелоперскую застройку — по протоколу правительственной комиссии, подписанному среди прочих ее членов вице-президентом РАН, земельные участки в Снегирях изымались из «научного оборота» и уходили к новым владельцам. Об этом и рассказывал «Огонек» в двух первых публикациях (№ 35, 2020, «Как престиж России сровняли с землей», «Золотые сотки»).

После выхода этих заметок в уважаемом учреждении случился большой шум, повлекший организационные последствия — аппаратные активисты РАН затеяли арьергардные бои, расписав программу оборонительных мероприятий. Состоялась, в частности, пресс-конференция с представлением «мотивирующих документов», появились пресс-релизы и публикации в ведомственной прессе, призванные преподнести отчуждение земельных участков как «административно обоснованное» и отвести подозрения от академического руководства в халатности и близорукости. Была даже предпринята попытка опорочить саму идею многолетней селекции, дескать, скосили — и не жалко, поскольку смысла в трититригии вовсе нет (даром что селекция велась с 20-х годов и не важно, что пшеница запатентована и внесена в реестр селекционных достижений. Впервые в мире).

Выглядело все это настолько нелепо и беспомощно, что потребовалась третья публикация в «Огоньке», вышедшая в понедельник, 21 сентября (№ 37 «Битва не за урожай»). И вот уже после нее (в четверг, 24 сентября) состоялось заседание президиума РАН с разбором селекционно-земельных «полетов».

Директор Главного ботанического сада РАН Владимир Упелниек, который и довел разработку академика Николая Цицина до патента и признания абсолютного приоритета России, ожидал от этого собрания худшего — вплоть до ассоциаций с приснопамятной сессией ВАСХНИЛ 1948 года, когда громили генетику как «дворовую девку империализма». Но мрачные ожидания не сбылись, и все случилось ровно наоборот.

Мало того, что разошлась волна от уничтоженного в Снегирях урожая, дойдя до высоких кабинетов в разных весомых организациях, так еще накануне собрания президиума РАН было опубликовано сообщение из США, из которого следовало, что на исследования многолетности злаков там выделено 10 млн долларов: работы, признанные в Америке приоритетным направлением, начались с 1 сентября.

После этого вполне понятны были вопросы президента РАН Александра Сергеева к академикам — членам президиума: почему допустили произвол, почему не докладывали наверх о разработке стратегического значения, почему ее не финансировали?

Вопросы, по рассказам очевидцев, были заданы в предельно жесткой форме.

Участники мероприятия не скрывали: собрание с самого начала пошло не по традиционному сценарию. Академики неожиданно и поддержали саму разработку, и возмутились неразберихой с землей, а вишенкой на торте стало ошеломительное заявление директора департамента координации деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук Министерства науки и высшего образования Вугара Багирова, который предложил отдать все земли НЭХ «Снегири» Главному ботаническому саду (ГБС), а это 800 гектаров (для сравнения: это больше, чем у Тимирязевской академии). Более того, Вугар Багиров, помимо земли, предложил отдать ГБС и животноводческий комплекс с зебувидными коровами, которые не болеют лейкозом и тоже когда-то были разработкой ГБС.

Накануне, правда, было мнение отдать все земли НЭХ «Снегири» и животных Всероссийскому институту животноводства, но вступительное слово президента РАН Александра Сергеева, видимо, возымело шокирующее действие. А рядом с таким «царским» подарком вопросы из разряда «как допустили» просто померкли…

Что ж выходит? Похоже на победу.

Вице-президент РАН Ирина Донник сказала после собрания: «Победил здравый смысл, о котором начали первыми говорить журналисты. Спасибо им. А ученым надо быть настойчивее в своей защите и аккуратнее при работе с договорами на землю». Академик-секретарь отделения сельскохозяйственных наук РАН Юрий Лачуга заявил, что исследования трититригии надо продолжать в нескольких регионах страны для выявления ее экономического эффекта. А президент РАН Александр Сергеев, вникнув в суть селекционного вопроса досконально после дискуссии (он физик), высказался за то, чтобы провести переговоры с ДОМ.РФ, которому перешли права на земельные участки, и договориться, чтобы через год все же собрать урожай со скошенного поля, раз уж пшеница многолетняя — она отрастет заново по весне и к сентябрю выйдет в колос. Лишь бы с застройкой повременили…

На том и порешили. И выглядит это как революция: похоже, впервые поговорили не для спускания паров, да и директор НЭХ «Снегири», который допустил скашивание урожая до уборки семян, уже в отставке. Это, конечно, еще не показатель решения всех проблем. По данным геодезистов Истринского района Подмосковья, поля, обещанные ГБС, не размежеваны и карты местности у каждого претендента на них свои. Я был на животноводческом комплексе в Снегирях и узнал, например, что самый ценный генофонд гибридных коров каким-то образом оказался в частном хозяйстве. В общем, нас ждут еще новые находки и откровения из тайной жизни государственной собственности…

Под занавес попытаюсь ответить на вопрос президента РАН, почему о перспективной и престижной разработке не доложили «наверх». Он как-то подвис в воздухе — ответа на президиуме так и не прозвучало.

На мой взгляд, причину нужно искать в дебрях организационной структуры РАН, когда отделения академиков конкурируют друг с другом, «оборонщики» со снобизмом относятся к «колхозникам» и т.д. Если я не ошибаюсь, с 2014 года не было совместных заседаний отделений аграриев и биологов, а ведь трититригия родилась как раз на стыке наук. ГБС «проходит» по отделению биологии, а трититригию пытались третировать именно «сельхозники». Потому и не доложили никуда. Ревность — не лучший двигатель научной мысли.

Между тем развитие формальных и неформальных междисциплинарных связей — важный элемент экономического роста. В давние времена этому способствовало Московское общество сельского хозяйства, из которого выросли Петровская земледельческая академия (Тимирязевка), основоположники отечественной кооперации и сыроделия, индустрии удобрений и мелиорации. В те далекие времена химики, агрономы, биологи на совместных сборах обсуждали не только узкие вопросы, но и проблемы развития общества. Теперь ничего подобного и в помине нет, а, скажем, Центральный дом ученых превратился просто в концертную площадку, хотя прежде был рингом для научных баталий, которые собирали полные залы.

Да и общественность плохо осведомлена о проблемах, которые царят за стенами башни из слоновой кости под названием РАН. Чужие здесь не ходят, а меж своими самые невероятные коллизии случаются. Такие, например, как история многострадальной многолетней пшеницы…

Источник

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.