Эксперты оценили последствия кризиса в Красном море для рынка продовольствия РФ

В Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) считают, что кризис в Красном море может привести к росту мировых цен на продовольствие. Ведь из-за этого корабли, курсирующие между Азией и Европой, вынуждены идти в обход. России это тоже может коснуться, хотя и в меньшей степени, считают эксперты. Например, большие объемы чая поставляются как раз по этому маршруту.

В чем проблема

В 2024 году мировая торговля сдерживается перебоями на двух важнейших морских маршрутах. За январь-февраль 2024 года объем торговли через Суэцкий сократился вдвое 50% по сравнению с показателем годом ранее, через Панамский канал – почти на треть, указывается в отчете Международного валютного фонда (МВФ). Так, через Суэцкий канал проходит около 15% мирового объема торговли. Это кратчайший путь между Азией и Европой. Но нападения хуситов на суда в Красном море привели к перебоям в работе этого маршрута. Вместо него судоходные компании вынуждены выбирать альтернативный маршрут – через мыс Доброй Надежды. Это дополнительные 8 тыс. км, 15% расхода топлива и 10-14 дней доставки грузов. Что неизбежно оказывает повышательное давление на инфляцию и, в том числе, продовольственную инфляцию. В ФАО уже заявили о риске снижения экономической доступности продовольствия для потребителей.

Генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько говорит, что для “чистых” судов, которые не связаны с США или ЕС, проход по Красному морю не опасен. Но сам фрахт подорожал примерно на 20%, поскольку существенно сужается выбор судов. Соответственно, это не может не отразиться на цене для конечных потребителей – в том числе нашего продовольствия. Но это все равно не так критично, куда серьезнее проблема могла бы быть из-за резкого снижения урожая, отмечает Рылько.

Какие продукты идут через Красное море

По этому маршруту обеспечивается экспорт зерновых и масличных культур из ЕС, РФ и с Украины в Азию и Восточную Африку. Рис и другие товары направляются из Азии. Приблизительная стоимость продукции составляет почти 70 млрд евро, оценивает доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Ольга Лебединская.

По ее словам, список товаров зоны риска достаточно широк: фрукты (виноград), имбирь, зерно, многострадальный кофе и какао (на Уганду и Вьетнам приходится большая доля европейского импорта кофе) и другие. Вызывают вопросы поставки свинины, молочных продуктов и вин, а также импорта чая, специй, птицы и другого продовольствия. Ситуация усугубляется тем, что некоторые трейдеры намеренно задерживают отправку до прояснения ситуации, уточняет эксперт.

Экспорт пострадает меньше

Риски есть не только для импорта, но и для экспорта продукции. И тут речь может идти не о росте, а, наоборот, о снижении цен на внутреннем рынке и массовом банкротстве европейских фермеров, считает Лебединская. Еще до кризиса в Красном море цены на некоторую сельхозпродукцию (зерновые, растительные масла) и так падали, рост фиксировался лишь на сахар, мясо и молочные продукты.

Сейчас цены на продовольственное сырье, экспортируемое из России, находятся “в коррекции”, говорит вице-президент, начальник аналитического департамента “Газпромбанка” Дарья Снитко. “Большой урожай пшеницы и масличных последних двух лет в России привел к накоплению высоких запасов пшеницы и растительных масел. Конечно, это определяет нисходящую конъюнктуру цен”, – поясняет она.

В этой связи ухудшение обстановки с проходом судов в Красном море, которое вызывает логистические проблемы для поставщиков зерновых и масла в Азию, способствует удорожанию перевозки через рост стоимости фрахта судов. Так что для покупателей в Азии цены вырастут, а вот цены для продавцов вряд ли изменятся кардинально, прогнозирует эксперт.

Впрочем, уже есть новости о том, что в России стали чаще использоваться альтернативные маршруты в Азию по железной дороге. “Значит, компании-экспортеры все же получают новые возможности по диверсификации направлений поставок, что благоприятно для бизнеса в условиях долгого сохранения профицита сырья”, – оценивает Снитко.

Через Красное море в том числе идут поставки рыбопродукции из Азии и Дальнего Востока России в Европу, рассказывает президент Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) Алексей Буглак. При этом ЕС – значимый рынок для российской белой рыбы. Например, в прошлом году российские предприятия отгрузили на европейский рынок порядка 90 тыс. тонн филе минтая первой заморозки. Несмотря на введенные ЕС с 1 января 2024 года пошлины в размере 13,7% на ввоз российской филе минтая, поставки на рынок союза продолжаются, говорит Буглак.

По его оценке, ситуация в Красном море и вызванный ей рост расходов на логистику может привести или к увеличению стоимости российской и азиатской рыбопродукции для европейских потребителей, либо к снижению рентабельности отдельных видов рыбопродукции при поставках в ЕС. Из-за изменения маршрута ставки фрахта на контейнерных сервисах в начале года резко выросли, соглашается Буглак. Например, стоимость перевозки рефконтейнера по морю из корейского порта Пусан в Европу в январе этого года выросла на 45-50% по сравнению с концом декабря прошлого года. Сейчас ставки фрахта немного корректируются, отмечает эксперт. Текущие ставки фрахта на перевозку рыбопродукции из азиатских портов в Европу находятся в диапазоне 4,5-5 тыс. долларов за 40-футовый контейнер (в зависимости от перевозчика и порта назначения). Стоимость снизилась по сравнению с февралем на 15%, но при этом все равно превышает среднюю ставку декабря 2023 года на 30-35%, говорит Буглак.

Цены на импорт должны сгладиться

Глава ассоциации “Росчайкофе” Рамаз Чантурия рассказал “РГ”, что по старым контрактам отгрузки кофе и чая идут по прежним ценам, но есть и новые контракты по ценам вдвое выше. Это не значит, что такое же повышение будет заложено в конечную стоимость продукта – на нее влияет много факторов, к тому же не все сырье идет через Красное море. Но очевидно, что этот фактор негативно влияет на себестоимость. Если ситуация в Красном море затянется, это отразится и на конечной стоимости, прогнозирует Чантурия. Больше пострадает чай. Основные поставщики чайного сырья – Индия, Шри-Ланка и Кения, которые совокупно поставляют в Россию 65-70% от общего объема чая. И вес этот объем шел через Красное море. А основными поставщиками кофе являются Бразилия и Вьетнам. Бразилия, понятно, не поставляет через Красное море, а немалая часть поставок из Вьетнама идет через порты Китая и Владивосток.

Пока каких-либо задержек с поставками импортных продуктов в России нет, говорит Лебединская. Предложение товаров категории “фреш” (овощи, фрукты и другие) в российских магазинах сбалансировано, отмечает эксперт. “Расходы на доставку – это часть себестоимости, и даже рост аппетитов перевозчиков приведет лишь к небольшой коррекции цен”, – считает Лебединская.

В любом случае мгновенного отклика цен ожидать не стоит. Обычно розница реагирует на изменение мировых цен через 6-8 месяцев. Поэтому, если ситуация разрешится в ближайшее время, то дезинфляционные процессы “перекроют” последствия кризиса, считает Лебединская. Впрочем, в отношении сезонной продукции (киви, инжир, виноград, яблоки) это правило не работает, предупреждает она.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Back to top button