Как власти пытаются сдержать рост цен на продукты питания

Рост цен на продукты питания снова оказался в центре внимания властей, пообещавших ограничить экспорт мяса и яиц, а также ввести временный запрет на вывоз твердой пшеницы в дополнение к уже действующим пошлинам и квотам на другое зерно. Крупные производители, надеясь все-таки избежать столь жестких мер, поспешили заявить о снижении цен для сетей. Однако на рынке сомневаются в ослаблении регулирования, называя пошлины «косвенным налогом для агробизнеса» и подчеркивая, что текущая политика государства может «лишить инвесторов стимулов».

В конце октября стало известно об очередном пакете мер, направленных на сдерживание цен на базовые продукты питания. Так, после совещания 25 октября у президента Владимира Путина, где обсуждался рост цен на курицу, Минсельхоз анонсировал частичное ограничение экспорта этого мяса и яиц с 1 декабря по 31 мая 2024 года и беспошлинный ввоз в страну в 2024 году до 160 тыс. тонн курятины. С декабря ограничения коснутся и твердой пшеницы, используемой при производстве макарон: ее экспорт предложено ограничить на полгода.

Последний раз продовольственный рынок оказывался под столь пристальным вниманием властей в декабре 2020 года, когда Владимир Путин указывал правительству на подорожание сахара, масла, макарон и хлеба. Это закончилось введением предельных отпускных и розничных цен на сахар и подсолнечное масло, сохранявшихся до 1 июня и 1 октября 2021 года соответственно. Тогда же появились квоты на экспорт пшеницы, ржи, ячменя и кукурузы, а на поставки зерновых вне квоты были введены пошлины. Эти механизмы с незначительными корректировками продолжают действовать и сегодня.

Если в 2020 году регуляторы пытались напрямую влиять на цены, то объявленные в последние недели меры, как предполагает вице-президент Газпромбанка Дарья Снитко, направлены на смягчение удара девальвации рубля на инфляцию. Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько говорит, что вмешательство Минсельхоза в ценовую конъюнктуру «носит ситуативный характер»: чиновники стараются действовать «на опережение», чтобы избежать ситуации конца 2020 года.

Продовольственная инфляция в октябре в годовом выражении, по данным Росстата, была на уровне 6%. Это, по мнению директора «Совэкона» Андрея Сизова, средний показатель по российским меркам и небольшой в мировом масштабе. Так, в ЕС годовой рост цен на продукты оценивается в 9%, отмечает эксперт. Он объясняет текущую активность регулятора прежде всего предстоящими в марте 2024 года президентскими выборами, в преддверии которых власти «стремятся демонстрировать заботу о потребителях». Производители, со своей стороны, пытаются в ответ применять фактически ту же стратегию.

Угрозы и обещания

Крупнейший в России производитель мяса птицы ГАП «Ресурс» на этой неделе сообщил, что предложил федеральным ритейлерам увеличить на долгосрочной основе поставки продукции на 50%, а сети в обмен с 14 ноября снижают цены на тушку бройлера на 7–12% от текущих уровней и фиксируют их. С начала 2023 года, уточнили в ГАП «Ресурс», ежемесячный объем поставок торговым сетям вырос с 16 тыс. до 32 тыс. тонн. В Минпромторге и Минсельхозе заявили “Ъ”, что поддерживают идею заключения долгосрочных контрактов. Источники “Ъ” считают, что ГАП «Ресурс» и группа «Черкизово» в большей степени пострадают от введения экспортных ограничений. У ГАП «Ресурс» экспорт мяса птицы в 2022 году вырос на 15%, до 144 тыс. тонн, у «Черкизово» — на более 20%, до около 75 тыс. тонн. В компаниях не дали комментарии.

Давление возымело быстрый эффект: по имеющимся у “Ъ” данным, к 12 ноября средние отпускные цены на тушку бройлера снизились до 207 руб. за 1 кг против 210 руб. за 1 кг неделей ранее, филе подешевело в среднем с 375 руб. до 370 руб. за 1 кг. В Федеральной антимонопольной службе сообщили, что «отслеживают ценообразование на мясо птицы и яйца».

Птицеводы подчеркивают «наметившееся снижение цен в оптовом звене», рассчитывая, что дело все же не дойдет до ограничений экспорта, полагает источник “Ъ” на рынке. Другой собеседник “Ъ” уточняет, что пока подкомиссия по таможенно-тарифному регулированию поддержала только введение беспошлинной квоты на ввоз в РФ до 160 тыс. тонн куриного мяса. В Минэкономики сообщили, что предложение рассмотрено и решение ожидается на следующей неделе.

Один из участников рынка говорит, что введение беспошлинных квот на импорт сопряжено со сложным администрированием: как минимум, это надо согласовать на уровне ЕАЭС. По его словам, воспользоваться квотой в теории могли бы производители из Китая и Бразилии, но «не факт, что это приведет к заметному снижению цен». Источник “Ъ” из числа производителей яиц поясняет, что объем экспорта яиц невелик, а уровень консолидации в сегменте низкий — практически нет предприятия, занимающего совокупно более 25% рынка. Впрочем, он соглашается, что многие птицефабрики из-за необходимости обновления оборудования при ограниченном горизонте планирования «стремятся заработать в моменте».

Преувеличено и политизировано

Директор по маркетингу ГК «Благо» Кирилл Мельников отмечает, что меры госрегулирования зачастую внедряются стремительно и могут серьезно влиять на работу, но отрасль адаптируется. Так, для сдерживания внутренних цен на зерно и подсолнечное масло с 2021 года используются плавающие пошлины, а в случае зерна сохраняется и квота на вывоз. На пшеницу, кукурузу и ячмень действуют пошлины в 70% от разницы между устанавливаемой Минсельхозом базовой ценой и индикативной, рассчитываемой от стоимости контрактов, регистрирующихся на Московской бирже. Размер пошлины на подсолнечное масло установлен от разницы между базовой ценой и средней рыночной за месяц.

Ввести пошлины на зерно в конце 2020 года правительство просили Национальная мясная ассоциация (НМА), Национальный союз свиноводов (НСС) и ряд других отраслевых объединений, ссылаясь на рост себестоимости своей продукции. Сейчас, по мнению Дарьи Снитко, пошлины, вероятно, решено сохранить из-за выросших цен на мировых рынках, снижения курса рубля.

Гендиректор НСС Юрий Ковалев говорит, что без пошлин на экспорт зерна животноводам сложно удержать цены. По его словам, текущие колебания цен в отдельных сегментах мясного рынка связаны в том числе со всплеском спроса за счет значительного притока средств на поддержку малоимущих слоев населения и недостаточным приростом предложения. На производителей мяса давит также рост стоимости логистики, оборудования и запчастей, расходов на оплату труда и ветеринарных препаратов, поясняет руководитель НМА Сергей Юшин.

Хотя пошлины несколько облегчают животноводам бизнес, они, по словам Андрея Сизова, наносят серьезный ущерб растениеводству. У фермеров сейчас быстрее сокращается запас прочности, а пополнять его почти нечем, говорит он. Так, под введенные недавно пошлины, привязанные к курсу рубля, подпали и продукты вроде гороха. Твердая пшеница, которая стоит в разы дороже мягкой,— важная культура, в частности, для Оренбургской области, где доходы от растениеводства невелики.

Отмена пошлины на экспорт пшеницы, считает Дмитрий Рылько, вызвала бы «некоторый подъем внутренних цен» и определенную просадку котировок на мировом рынке. Сегодня, уточняет он, ценовой индекс ИКАР в центре страны находится на уровне 2019 года, в то время как цены на средства производства для сельского хозяйства с тех пор серьезно выросли.

Предправления Союза экспортеров зерна Эдуард Зернин уверен, что роль экспортных пошлин в формировании внутренних цен на зерно «преувеличена и политизирована»: в России потребляется 85 млн тонн пшеницы, а за границу «направляются остатки». В этом сезоне при позитивной мировой конъюнктуре максимальный экспорт оценивается в 65 млн тонн.

Исполнительный директор Масложирового союза Михаил Мальцев отмечает, что плавающая пошлина на экспорт подсолнечного масла страхует рынок от резкого роста мировых котировок и, пока мировые цены низкие, даже при высоком курсе доллара пошлина остается нулевой. Однако новые «курсовые» экспортные пошлины на шрот и масло из сои и рапса ослабили фокус на увеличение экспорта продукции переработки, считает он. Подпавший под «курсовые» пошлины кетчуп экспортируется из РФ только в СНГ и за рубли, и «неясно, почему этот продукт должен зависеть от доллара», добавляет господин Мальцев.

В Минсельхозе заявили, что в этом году динамика цен на продукты питания находится в пределах общей инфляции и сезонных тенденций, а на рынке мяса птицы и яйца сказались резкое увеличение спроса и рост издержек птицефабрик. Там планируют увеличить импорт из дружественных стран и в случае необходимости готовы принять и другие меры. В Ассоциации компаний розничной торговли считают, что в этом случае необходимо использовать рыночные методы. А в Руспродсоюзе убеждены, что расширение господдержки нуждающихся россиян более правильная мера, чем внешнее регулирование.

Налоги прямые и косвенные

Борьба с ростом цен идет и в других странах. Так, во Франции власти в августе анонсировали заморозку цен на 5 тыс. базовых товаров. Переговоры, по данным СМИ, шли сложно: ряд производителей, например Nestle и PepsiCo, критиковали за недостаточный вклад в сдерживание цен. Весной британская Telegraph сообщала о планах правительства попросить ритейлеров ограничить цены на хлеб и молоко. В Нидерландах, где продуктовая инфляция выросла до рекордного уровня в 17,9%, парламент рассматривает снижение НДС на основные продукты на год.

Директор «Яков и партнеры» Олег Шендерюк отмечает, что многие страны отменяли на время НДС на часть товаров. Это может оказаться эффективнее для сдерживания цен, чем ограничение экспорта. По словам господина Шендерюка, в Португалии нулевой НДС на ряд продуктов привел к снижению розничных цен на 7,9%.

Однако в РФ после начала военных действий на Украине, серьезного санкционного давления и внешних ограничений традиционных предметов экспорта прямая и косвенная налоговая нагрузка на большинство отраслей, наоборот, растет для пополнения дефицитного бюджета. «Пошлины на зерно и масло стали косвенным налогом для агробизнеса, несмотря на действующую в отрасли формально нулевую ставку налога на прибыль»,— подчеркивает один из собеседников “Ъ” на рынке.

Андрей Сизов добавляет, что бюджет уже рассчитывает на доходы от пошлин и смягчить регулирование могут только серьезные проблемы с урожаем. Дарья Снитко отмечает, что «долгосрочное стремление держать низкие цены на внутреннем рынке может лишить инвесторов стимулов».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Back to top button