Маржа нам только снится: почему сельхозпредприятия скатываются в убыточность

Сельское хозяйство в целом остается рентабельным, но этот показатель постоянно снижается, и по итогам 2023 года он оказался ниже 20%. Forbes совместно с участниками рынка разбирался, какие из сегментов остаются прибыльными, какие демонстрируют спад, а кто и вовсе оказался на грани рентабельности

В 2023 году рентабельность сельского хозяйства в России снизилась до 18,9% с учетом субсидий против 20,3% в 2022-м. Без учета субсидий значение показателя составило 15,5%. Итоговые цифры оказались чуть скромнее декабрьского прогноза Минсельхоза, в котором озвучивался показатель в 19,1%. Для сравнения, согласно данным Росстата, в прошлом году (январь — сентябрь) рентабельность добычи угля составила 22,6%, добычи руд цветных металлов — 57,97%.

Выручка сельхозорганизаций по оценке Минсельхоза в прошлом году достигла почти 5 трлн рублей, что на 6,6% выше показателя 2022 года, издержки же производителей растут быстрее, чем доход, демонстрирующий динамику в рамках инфляции.

Опасная тенденция

Рентабельность в сегменте растениеводства (зерновые, картофель и др.) потеряла 7 п. п., снизившись с 25% в 2020-2021 годах до почти 18%, говорят собеседники Forbes. По их мнению, это чревато уходом с рынка части игроков.

«Тенденция текущего дня — дальнейшее падение показателя до несвойственных рынку 18%, и это вызывает опасения, — констатирует директор по IT холдинга «Доставка морем» Павел Конев. — Очевидна необходимость повышения эффективности производства, но на инвестиции в агротехнологии способны крупные холдинги и происходит усиление их роли в отрасли».

«Рентабельность в аграрном секторе вряд ли когда-то превышала 30%, а сейчас она характеризуется значительным падением, 2022 и 2023 год сильно ударили по этому показателю, — добавляет глава агрохолдинга «Лазаревское» Кристина Романовская. — Абсолютно точно не все это выдержат. В итоге в отрасль зайдут новые игроки или произойдет укрупнение существующих предприятий».

Почему же упала рентабельность? «У всех отраслей возрастает потребность в заемном финансировании», — объясняет Конев. «Одновременно с этим у производителей увеличиваются затраты, — добавляет руководитель практики управленческого консалтинга группы «Деловой профиль» Владимир Поклад. — Из-за повышения цен на горюче-смазочные материалы логистические расходы выросли на 20-25%, оборудование и запчасти стали дороже почти на 30%, расходы на оплату труда возросли на 10-12%. А дополнительной нагрузкой для экспортеров агропродукции стала новая курсовая пошлина (с 1 октября 2023 и до конца 2024 года в России действуют экспортные пошлины на широкий ряд товаров, увеличивающиеся при росте курса доллара. — Forbes), которая составляет 4-7% и съедает существенную часть их доходов».

«Подорожали и семена, а это 15-20% в структуре себестоимости, удобрения и иные химикаты», — перечисляет управляющий партнер семеноводческой компании Ruseed Марк Гехт.

Потребительские фавориты
В свою очередь, такие отрасли, как птицеводство и свиноводство, демонстрируют высокие показатели рентабельности. «Наименьшее беспокойство вызывает ситуация в птицеводстве (в производстве бройлера) и свиноводстве», — констатирует глава Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин.

«Рентабельность свиноводства составляет порядка 50%, мясопереработка держится на уровне 26%, — уточняет Романовская из агрохолдинга «Лазаревское». — Рентабельность выращивания сельскохозяйственной птицы на мясо, по данным Росстата, оценивается в 18,16%, однако у крупных вертикально интегрированных холдингов показатели могут быть много выше».

Как курам и свиньям удалось оставаться выгодными для производителя? По мнению собеседников Forbes, здесь сыграла их популярность у покупателей, но есть и другие факторы. «Свинина, за 10 лет выросшая в цене лишь на 25%, то есть ниже инфляции, стала занимать более 40% в мясной корзине, хотя раньше довольствовалась 32%, — объясняет Юшин. — То есть главный позитивный сигнал — рост потребления мяса, в 2023 году он составил около 80 кг на душу населения. Это значит, что даже при новом уровне цен мясо остается экономически доступным продуктом питания, мясо даже отбирает часть расходов на еду у других продовольственных товаров».

С привлекательностью отраслей в дальнейшем могут возникнуть проблемы, прогнозирует Юшин: «Последние инициативы относительно регулирования цен производителей и розничной торговли вызывают серьезные опасения у инвесторов, задумывающихся, а не слишком ли рискованно вкладывать средства в дальнейшее расширение производства и переработки, и банков, которые уже с меньшим желанием дают кредиты. Последние, кстати, даже в льготном варианте теперь доступны животноводам не менее чем под 10%, коммерческие и вовсе достигают 20% и выше». Несмотря на устойчивую доходность, на горизонтах птицеводства и свиноводства тоже сгущаются тучи в виде растущих издержек. По словам Юшина, свой вклад вносят зарплаты: в зависимости от региона, только в 2023 году они увеличились на 15-35%. «Рентабельность прошлого года выше, чем в непростом 2022-м, однако есть негативные факторы, которые оказывают все большее влияние на себестоимость производства, — предупреждает Юшин. — Если корма и даже витамины, так зависимые от курса рубля, оставались в прошлом году в приемлемых ценовых коридорах, то расходы на транспорт и логистику подскочили на 30% и более. Зато перспективы дарит открытие рынка Китая для свиноводов».

Гении среди растений

Не только в животноводстве, но и в агрокультурах есть лидеры, производство которых обеспечивает неплохую доходность.

«Достойная маржинальность у аграриев, выращивающих рис: почти 59%, хотя производство риса у нас — это, скорее, нишевое направление, посевные площади под ним не превышают 200 000 га, половина из которых в одном регионе, Краснодарском крае», — рассказывает Гехт из Ruseed.

«Хорошие показатели в сахарной отрасли, причем стабильно в последние годы», — приводит другой пример Конев из «Доставки морем». «Действительно, рентабельность производства составила около 38%, — соглашается Гехт. — Это связано с тем, что на свеклу существует стабильный спрос со стороны пищевой промышленности, а потребление сахара в стране растет. Высокая доходность может также стать причиной дальнейшего расширения посевов под свеклой».

По его словам, наиболее маржинальным направлением растениеводства в прошлом году было производство масличных культур. «По сое — это около 40%, по рапсу и подсолнечнику 34-36%», — уточняет Гехт.

Гигантский аутсайдер

Пшеница остается одним из лидеров в России по посевам и одновременно аутсайдером по рентабельности, сетуют собеседники Forbes.

«Неблагоприятная внешняя конъюнктура, избыток предложения на внутреннем рынке негативно отразились на эффективности работы производителей пшеницы — базовой и самой масштабно засеваемой культуры России», — сетует Поклад из «Делового профиля». «Рентабельность ее производства составила по итогам года 22-23%, что почти на треть ниже, чем в 2022 году (34,3%), и в 2,5 раза меньше 2021 года (60,9%). Кукуруза отметилась показателем до 15%, ячмень и вовсе опустился ниже отметки в 10%», — уточняет Конев из «Доставки морем».

«Рентабельность растениеводства в целом стабильно снижалась с уровней 40-50% в 2020-2021 годах до 27% в 2022-м и 17-18% в 2023-м», — подсчитал Конев. В целом по зерну средний показатель маржинальности около 21,5%, подтверждает Гехт. «Сейчас невыгодно заниматься многими культурами, — признает Романовская из агрохолдинга «Лазаревское». — Маржинальность по некоторым из них равна нулю либо близка к себестоимости».

Коварные помидоры

Согласно расчетам «Технологий роста», с которыми ознакомился Forbes, рентабельность тепличного овощеводства (огурцы, помидоры и т. д.) находится в среднем в пределах 10% без субсидий.

«Основная субсидия от государства идет на возмещение расходов на электроэнергию, однако считают затраты по итогам прошедшего года, а получают компенсацию далеко не все предприятия: многое зависит от объема выпущенной продукции и того, в какие месяцы шла ее реализация», — поясняет генеральный директор «Технологий роста» Тамара Решетникова.

Несмотря на то, что цены на продукцию тепличников в прошлом году сильно выросли, так же сильно поднявшаяся себестоимость не дает оснований полагать, что производители улучшили свое финансовое положение, добавляет она. «В 2022 году многие расходники были запасены еще по ценам 2021 года, поэтому ситуация была чуть более благоприятной, — отмечает Решетникова. — В прошлом же году все пришлось закупать по возросшим ценам, плюс сильно выросла зарплата персонала».

Сыграть в ноль

Самыми низкорентабельными отраслями сельского хозяйства являются производство крупного рогатого скота (КРС) и овцеводство: в их затратах доля господдержки составляет 6% и 8% соответственно, тогда как в среднем по АПК — всего 3%.

«Небольшая прибавка в производстве КРС в 2023 году (около 1,5%) — явление неоднозначное, — предупреждает Юшин из НМА. — Большее количество мяса было произведено, возможно, в связи с продолжением снижения поголовья в ЛПХ и на молочных фермах, где идет борьба за эффективность производства молока: в ЛПХ поголовье сократилось до 37% с более 40% еще некоторое время назад».

«В производстве молока тоже порядка 8% затрат покрывается субсидиями от государства, без них отрасли было бы трудно функционировать, — отмечает глава аналитического департамента «Союзмолоко» Алексей Воронин. — Снижение цен на сырое молоко в первом полугодии, доходившее до 25%, существенно ограничивало доходность. В результате ряд производителей перешли в отрицательную зону рентабельности. Во второй половине года, по мере восстановления цен, ситуация начала корректироваться, но последовавший рост себестоимости во многом нивелировал повышение цен: к концу года операционная себестоимость сырого молока выросла на 17% к уровню 2022 года, при этом цена оставалась ниже на 6%».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Back to top button