Машиностроители предлагают вести мониторинг цен на спецтехнику

По их мнению, это поможет понять необоснованность претензий к повышению утилизационного сбора

Дилеры иностранной техники выступают против повышения сбора

Ассоциация «Росспецмаш» обратилась к премьер-министру Михаилу Мишустину и вице-премьеру Юрию Борисову с предложением в течение года вести ценовой мониторинг и анализировать ситуацию на рынке спецтехники. Также в письме, которое есть в распоряжении «Агроинвестора», предлагается провести анализ наполненности рынка для снижения негативного фона вокруг повышения утилизационного сбора.

В письме уточняется, что на рассмотрении у правительства сейчас находится проект постановления об увеличении ставок утильсбора на специализированную технику. Документ направлен на ограничение субсидированного и бывшего в употреблении импорта, «который уничтожает отечественное машиностроение за счет демпинга и теневых схем поставок». Согласно проекту постановления правительства, с 2021 года коэффициент расчета размера утилизационного сбора на ряд самоходных машин и прицепной техники увеличится в два-три раза.

Авторы письма указывают, что опасения, что вслед за повышением утильсбора пропорционально увеличится стоимость не только импортной, но и российской техники — напрасны. «Во-первых, темпы роста стоимости техники ограничены на уровне официального индекса цен производителей условиями мер господдержки, в том числе промышленных субсидий. Во-вторых, 50-70% строительно-дорожной и коммунальной техники реализуется в рамках госзакупок с фиксированной стоимостью. В-третьих, по большинству видов техники в России действуют два и более производителя, то есть цены ограничены внутренней конкуренцией», — говорится в документе. Там также уточняется, что при введении утильсбора в 2016 году «не наблюдалось ускоренного удорожания импортной техники, что связано с высокой маржинальностью поставок на российский рынок и нежеланием зарубежных компаний уходить с рынка».

Официальный представитель Ассоциации производителей сельхозтехники Германии (VDMA Agricultural Machinery) в России Михаил Мизин не так оптимистичен. Он рассказал «Агроинвестору», что если говорить о технике иностранных брендов, то утильсбор ударит, прежде всего, по сельскому хозяйству. «Рынок сельхозтехники — это производная от сельского хозяйства. В 2020 году производство сельхозпродукции превысило 6 трлн руб., из которых более половины — продукция растениеводства. Рынок сельхозтехники в России едва ли дотягивает до 300 млрд руб. При такой разнице в цифрах очевидно, что если ограничить аграриям доступ к современной технике и технологиям, это будет иметь серьезный негативный эффект на весь рынок», — считает он.

По его словам, повышение утильсбора также скажется и на качестве доступной на рынке техники. «Российские производители техники за последние годы продемонстрировали прогресс по качеству и развитию производств, в том числе на экспорт, — считает Мизин. — Но важно понимать, что это было сделано за счет высокого уровня конкуренции на рынке. Россия для большинства мировых производителей техники — один из приоритетных рынков, соответственно, все передовые модели, которые появляются на «родных» рынках производителей, достаточно быстро появляются и в России, где начинают конкурировать с отечественными игроками, которые вынуждены «подтягивать» свою технику до этого уровня».

Председатель правления Ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «АСХОД» Александр Алтынов сказал «Агроинвестору», что в импорт сельхозтехники в Россию в денежном выражении составляет около 40-45% рынка, остальное — отечественное производство. «Уровень роста цены на импортную технику после повышения утилизационного сбора будет зависеть от того, насколько машина дорогая. На маленькие тракторы она поднимется более, чем на 20%. Те, которые стоили 4 млн руб., будут стоить 5 млн руб. Если это большие машины — от 25 млн руб. — там будет рост около 10-12%, — оценивает он. — Пострадает от этого тот товар, который в какой-то степени имеет отечественные аналоги. В количественном выражении при таком раскладе мы потеряем 10-15% от импорта сельхозмашин. Еще один важный аспект — отсутствие мощностей и соответствующего предложения среди отечественной техники. Даже Минсельхоз отмечает ее дефицит в размере 45 тыс. штук».

Он считает инициативу «Росспецмаша» хорошей, потому что «лучше иметь эти данные, чем не иметь». «Однако тут возникает вопрос механизма: если отраслевое сообщество способно договориться о том, как будет происходить мониторинг — хорошо. Должна быть обеспечена прозрачность данных», — сказал Алтынов. Он его мнению повышать утильсбор не нужно вообще, в первую очередь потому, что он не служит никаким целям, указанным в проекте постановления. «На общественных слушаниях хоть один человек из индустрии утилизации похвалил эту инициативу? Никто! Тут идет откровенная подмена понятий: за утильсбором прячутся другие механизмы, — уверен он. — Кроме того, темпы роста цен на импорт и отечественный товар особенно не отличаются, это просто повод всем повысить цены. Может быть не сразу, но это происходит. Третье — если вырастет цена на технику, которая составляет 10-12% себестоимости товара, это в итоге ощутит конечный потребитель в виде повышения цен на продукты питания».

11 февраля вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут говорил «Агроинвестору», что утильсбор повышается для того, чтобы ограничить конкуренцию со стороны импортной техники на российском рынке. «Но цена выросла не только на импортную технику, но и на отечественную тоже. В результате у нас получилось новое постановление на повышение утильсбора в несколько раз, — комментировал он. — Это приведет к тому, что техника станет дороже, на ее покупку понадобится больше средств».

Источник

Поделиться новостью
Перейти к верхней панели