Меньше есть и больше сеять

Импортеры срочно ищут альтернативные варианты поставок продовольствия

Уход российских и украинских продуктов питания с рынка в результате запрета на экспорт вызывает опасения, что во всем мире может возникнуть дефицит продовольствия. Страны, зависящие от импорта, обеспокоены еще больше: они уже ищут новых поставщиков, пытаются закупать и накапливать запасы, что подталкивает цены вверх. Эксперты считают, что решение проблемы заключается в увеличении производства, и импортеры уже готовы инвестировать в продовольственную безопасность: в Африке, например, планируется увеличить производство жаростойких культур. Кризис также обострил дебаты о целесообразности сельскохозяйственных субсидий в Европе.

Импортеры продовольствия, столкнувшиеся с ограничениями на поставки продуктов питания из Российской Федерации и Украины после начала Москвой «специальной военной операции», пытаются найти альтернативных поставщиков. Вчера, например, министр экономики и торговли Ливана Амир Салам заявил, что правительство ведет переговоры о поставках пшеницы из США, Индии и Казахстана. Египет, крупнейший импортер пшеницы (6,1 млн тонн в 2021 году), уже завершает переговоры с Индией о поставках — ранее страна импортировала около 70% пшеницы из России и 10% из Украины. Индия, вероятно, заменит Россию в качестве крупнейшего в мире экспортера пшеницы: она планирует создать дополнительные элеваторы и увеличить количество портов, в которые отгружается зерно.

В мирное время на долю России и Украины приходилось более трети мирового экспорта зерна, они также были лидерами по производству подсолнечного масла: их совокупная доля на экспортном рынке составляла 52% (см. Коммерсантъ, 14 марта). Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) прогнозирует, что в результате нынешнего кризиса мировые цены на зерно и удобрения вырастут на 8-22%.

В результате, по оценкам ФАО, в 2022-2023 годах число людей, страдающих от недоедания, в мире может увеличиться на 8-13 миллионов, или на 1-2% от нынешнего уровня.

Экспортеры продовольствия, кроме Индии и Австралии, по словам Арно Пети, главы Международного совета по зерну (IGC), не в состоянии резко увеличить поставки. Канада, Аргентина и Австралия могут попытаться увеличить производство пшеницы в предстоящем сезоне, но этому будет препятствовать кризис в Украине и последующие санкции против России, которые вызовут резкий рост цен на топливо и удобрения, сообщает IoG.

ОЭСР оценивает влияние российской военной операции в 1% от мирового ВВП

В случае резкого роста цен у многих стран-импортеров продовольствия могут закончиться средства на закупку продуктов питания, и они уже обсуждают планы по увеличению собственного производства. Африканский банк развития (АБР), например, заявил, что план стоимостью 1 миллиард долларов США по обеспечению продовольствием примерно 200 миллионов африканцев должен быть ускорен за счет субсидий 40 миллионам фермеров для увеличения производства теплоустойчивых сортов. По словам президента АБР Акинвуми Адесины, новые методы уже помогли Эфиопии увеличить производство пшеницы: страна рассчитывает выйти на самообеспечение зерном в течение трех лет. Однако интенсивное развитие сельского хозяйства требует физической и финансовой инфраструктуры — по оценкам АБР, в Африке она может появиться в лучшем случае к 2030 году. В краткосрочной перспективе речь по-прежнему идет о принудительном сокращении потребления: например, Мохаммед аль-Хафаджи, глава Министерства сельского хозяйства Ирака, заявил о намерении «избежать спонтанного импорта» пшеницы, учитывая, что в этом сезоне урожай будет на 15% меньше прошлогоднего из-за рекордной за последние 20 лет засухи.

На встрече в Брюсселе 21 марта министры сельского хозяйства стран ЕС заявили, что продолжают работу над планом по увеличению сельскохозяйственных площадей ЕС, ослаблению ограничений на импорт кормов для животных и упрощению помощи европейским фермерам. Эффективность сельскохозяйственных субсидий в Европе ставилась под сомнение на протяжении десятилетий, и, по данным Центра глобального развития (CGDEV, американская НПО), проблема остается нерешенной.

Эксперты CGDEV, однако, больше внимания уделяют «справедливости», чем эффективности распределения субсидий, но можно предположить, что эта тенденция скоро изменится.

По крайней мере, при обсуждении аналогичной проблемы эффективности поддержки бизнеса во время пандемии Всемирный банк (ВБ) и МВФ довольно быстро пришли к идее поддержки тех предприятий, которые обеспечат больший восстановительный рост на вложенные деньги, а не тех, которые находятся в наихудшем положении (см. Коммерсантъ, 27 декабря 2021 года). По оценке ВБ, длительное сохранение прямой и обширной государственной поддержки может привести к экономическим проблемам в будущем (см. Коммерсантъ от 8 февраля), а при одновременном росте цен на продовольствие и энергоносители ресурсы для поддержки экономики станут еще более ограниченными.

Георгий Смирнов

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button