Мы не прорабы, прорабы не мы

Мы не прорабы, прорабы не мы Куда ведет российскую строительную отрасль зависимость от иностранных рабочих

Пандемия, связанные с ней ограничения и развитие новых направлений бизнеса ярко проявили зависимость российской строительной индустрии от трудовой миграции. Компании буквально сражаются за рабочих, для решения проблемы нехватки рук уже активно обсуждается применение труда заключенных, солдат, студентов. Власти, перед которыми стоят те же вопросы в отношении государственных строек, ведут переговоры с правительствами соседних стран. Но эти меры сделают «миграционную иглу» только острее, тормозя качественные, в том числе технологические, изменения, способные снизить зависимость.

Одной из ключевых проблем, которую создала пандемия для экономики, стал острый дефицит рабочей силы. В строительстве и сельском хозяйстве, где традиционно заняты мигранты, сейчас требуется около 300 тыс. работников, сообщили “Ъ” в Минтруде. Гендиректор Рейтингового агентства стройкомплекса Николай Алексеенко говорит о вдвое большем количестве только для этой отрасли. Но и эта оценка может быть заниженной.

Даже после частичного возобновления авиасообщения со странами—основными донорами трудовых мигрантов для РФ стройиндустрии не хватает от 850 тыс. до 1 млн иностранных работников, утверждает источник “Ъ” из числа федеральных чиновников. По его данным, почти половина из них требуется для госстроек, включая модернизацию БАМа, Транссиба, строительство федеральных дорог. Для реализации проектов, финансируемых региональными бюджетами, не хватает около 350 тыс. мигрантов, и 150 тыс.— коммерческим застройщикам.

В Национальном рейтинговом агентстве (НРА) считают, что дефицит еще выше: из-за коронакризиса стройки потеряли до 2 млн рабочих, и ситуация будет только усугубляться. По данным Минтруда, в апреле безработица среди россиян снизилась до 5,2% против 6,4% в августе 2020 года, когда наблюдался пик увольнений в преддверии второй волны пандемии. Это привело к рекордному росту вакансий по всем отраслям экономики — до 1,9 млн.

Мы не прорабы, прорабы не мы

Свои здесь не ходят

Около 40% компаний, опрошенных Центром стратегических разработок, признались, что основной плюс найма рабочих — возможность экономить на зарплате. «Если застройщики жилья заменят всех рабочих россиянами, то себестоимость строительства вырастет до 10–15%»,— соглашается директор по маркетингу компании «Талан» Наталья Гарифуллина.

Но даже если компании и захотели бы привлекать на стройки только россиян, задача вряд ли выполнима. Лишь 3% соискателей из числа россиян готовы работать на стройке, показал анализ HeadHunter.ru. Это серьезный вызов для индустрии. «Сегодня огромный объем строительных работ заложен в нацпроектах. Даже если привлечь всех безработных трудоспособных россиян, то это не покроет весь дефицит в рабочих»,— говорит профессор Госуниверситета управления Владимир Волох.

Россияне не спешат идти на стройку из-за низкого уровня оплаты труда. Средняя зарплата в отрасли на 13% ниже, чем в других секторах экономики, констатируют в НРА. В 2020 году рост зарплаты в строительстве составил 5%, в то время как в среднем по рынку — 7%, а в некоторых сегментах, как, например, в здравоохранении,— 15%. «За мигрантов из Средней Азии сейчас конкурируют сервисы доставки и такси, где зарплата, например, в Москве и Петербурге на 30% выше»,— рассказывает глава Союза землячества Акрам Бабамурадов.

Аналитик Национального рейтингового агентства Алла Юрова о миграционной проблеме

Появившиеся весной идеи привлекать на стройки россиян, на которых легко надавить, например заключенных и студентов, тоже пока выглядят сомнительными и доступными только для государственных проектов (см. “Ъ” от 20 и 26 апреля). «РФ подписала конвенцию 29-й Международной организации труда, допускающую принудительный труд осужденных только под контролем государства. Позволив привлекать осужденных частным компаниям, власти пойдут на нарушение конвенции»,— поясняет глава исполкома Конфедерации труда Игорь Ковальчук.

В мае вице-премьер и куратор строительной отрасли Марат Хуснуллин пообещал индексацию зарплат белорусским работникам, задействованным на госстройках в России, из-за высокой квалификации. По данным МВД РФ, в первом квартале 2021 года в страну приехали работать 37,1 тыс. граждан Белоруссии. Акцент вице-премьера на рабочих из соседней страны неслучаен, российские власти активно демонстрируют поддержку Белоруссии, оказывающейся из-за санкций ЕС в экономической изоляции. Но заявление вызвало негативную реакцию в других странах, традиционно поставляющих в РФ трудовых мигрантов.

«Сразу же после этого авиакомпания «Узбекистон хаво йуллари», принадлежащая властям республики, заявила о сокращении программы продажи льготных билетов для трудовых мигрантов, отправляющихся в РФ. Теперь рабочий может купить такой билет, только если не найдет работу на родине и при наличии трудового контракта с российским работодателем»,— говорит Акрам Бабамурадов. Мигранты не могут себе позволить купить полный билет ценой 50–80 тыс. руб., а попасть в РФ через сухопутные границы «тот еще квест», уверяет он.

Межгосударственные поставки

«По межправительственным соглашениям с Узбекистаном и Таджикистаном эти страны сами формируют группы работников и привозят их в РФ под конкретную потребность заказчика»,— поясняют в Минтруде. Это, судя по комментариям заказчиков крупных госстроек, позволило к началу лета частично решить проблему. «В июне на наших стройплощадках количество трудовых ресурсов соответствует плановому»,— заверили “Ъ” в ОАО РЖД. Нет проблем и в «Газпроме», ведущем масштабные стройки в удаленных регионах — Амурского ГПЗ и газопровода «Сила Сибири», обустройство Ковыктинского и Харасавэйского месторождений, заверили “Ъ” в монополии.

Частично решена и проблема на стройках, финансируемых за счет бюджета Москвы. «Нам помогло то, что в прошлогодний локдаун мы оставили иностранных рабочих, задействованных на городских стройках»,— рассказывает глава департамента строительства Москвы Рафик Загрутдинов. Хотя он говорит, что сейчас столичным стройкам требуется 20–25 тыс. человек.

То, что проблемы сохраняются, признает и Марат Хуснуллин, по словам которого из-за дефицита рабочей силы оплата труда для текущего персонала увеличилась на 50–100%. Среди объектов, испытывающих нехватку работников, вице-премьер называет, например, космодром Восточный.

В Минстрое заявили “Ъ”, что при привлечении трудовых мигрантов не должно быть проблем и у коммерческих застройщиков. Там говорят, что в апреле была упрощена процедура ввоза иностранцев строительными компаниями численностью от 101 человека и доходом до 800 млн руб.

Профессор ЕУСПб Сергей Абашин: «Стройиндустрии непросто конкурировать с сервисами доставки и такси»

Но на практике воспользоваться такой возможностью непросто, утверждают опрошенные “Ъ” застройщики. Заявки по привлечению мигрантов по упрощенной процедуре и по межправительственным соглашениям рассматриваются долго, что критично летом, в пик строительных работ. Кроме того, большая часть квот отдается заказчикам госстроек, жалуются собеседники “Ъ”. Судя по официальной информации Минстроя, сейчас компании из 51 региона ищут 61 тыс. мигрантов.

Застройщики отчасти сами виноваты в сложившейся ситуации. «Отток работников из Средней Азии произошел из-за того, что в прошлогодний локдаун многие работодатели уволили их без компенсаций и даже с долгами по зарплате»,— отмечает глава межрегионального профсоюза «Новопроф» Иван Милых. Теперь, как признают в «Интеко», дефицит рабочих на их стройках составляет 15%. У «Инграда» число рабочих на стройплощадках сократилось на четверть, у «Гранель» — на 30–35%.

Девелоперы вынуждены повышать зарплату оставшимся мигрантам: так, ГК МИЦ увеличила оплату их труда на 15%. Застройщики утверждают, что повышение зарплаты приводит к росту себестоимости строительства. Но подсчеты НРА показали, что у крупных девелоперов доля оплаты труда в производственной себестоимости в 2020 году в среднем составляла около 7%, что практически эквивалентно уровню докризисного 2019 года.

Мы не прорабы, прорабы не мы

Слезть с «миграционной иглы»

Между тем все больше экспертов отмечают, что попытки восстановить поток трудовых мигрантов только ограничивают развитие отрасли. «Сейчас застройщики сидят на «миграционной игле», доступность дешевой рабочей силы расхолаживает бизнес»,— подчеркивает гендиректор фонда «Институт экономики города» Александр Пузанов. Это, по его мнению, привело к снижению производительности труда в строительстве и «идет вразрез с другими, даже не самыми передовыми отраслями, например сельским хозяйством». Так, по данным Росстата, в стройиндустрии производительность труда на 7 процентных пунктов (п. п.) ниже, чем в АПК, и на 10 п. п, чем в обрабатывающей промышленности и фармпроизводстве.

Зависимость от дешевого труда мигрантов не стимулирует многих застройщиков инвестировать в модернизацию процесса, соглашается Иван Милых. Такая ситуация может помешать планам властей перейти на цифровизацию госстроек.

С 1 января 2022 года для всех госстроек становится обязательным применение технологий информационного моделирования (BIM-технологии), заявлял ранее заместитель главы Минстроя РФ Александр Козлов. Еще на этапе проектирования она позволяет оценить точные затраты на строительство объекта, минимизировать издержки, высчитать срок его жизненного цикла и даже влияние на окружающую среду. Хотя пока это необязательно для частных застройщиков, возможно, такие нормы будут рассматриваться в дальнейшем, прогнозирует совладелец группы «Родина» Владимир Щекин.

Для создания смоделированного по такому принципу объекта требуется высокая квалификация рабочих, которые будут строить по уже созданному цифровому проекту, поясняет независимый эксперт по BIM-технологиям Александр Горностаев. По его оценкам, при обязательном переходе на новую систему с нехваткой квалифицированных рабочих столкнутся каждый второй госзаказчик и каждый пятый девелопер. «Ситуацию может исправить привлечение по широким квотам иностранной рабочей силы, но из Турции, Германии и других стран ЕС, где широко применяется BIM-моделирование»,— считает эксперт. Но пока, по его наблюдениям, власти в этом направлении практически ничего не сделали.

Источник