Сейчас читают
Напоклонногорная проповедь

Напоклонногорная проповедь

Напоклонногорная проповедь

Что услышали активисты «Единой России» из уст Владимира Путина

22 августа президент России Владимир Путин участвовал в церемонии поднятия государственного флага России на Поклонной горе и там же, на горе, встретился с активом «Единой России» (ЕР). Специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников — о встрече, которую не показывали в прямом эфире по федеральным телеканалам (в связи с правилами агитации) и которая запомнилась мрачной решимостью президента России не пустить в ближайшее время беженцев из Афганистана в страны, граничащие с Россией, и песней, которую спел Владимиру Путину активист ЕР Денис Майданов прямо под сводами Зала полководцев Музея Победы.

День Государственного флага на Поклонной горе начался рано утром, когда юноши и девушки из молодежных движений демонстративно разворачивали огромных размеров флаг России. Давалось не без труда, ветер рвал тяжелое знамя из тонких девичьих рук, словно у него были на флаг другие виды, и одна девушка потом признавалась:

— Да, тяжело… Но ведь приятно!

На душе становилось легче оттого, что девушке сделали приятно, хоть и таким сложным способом.

Между тем, после того как огромный флаг с такими усилиями развернули, его снова стали сворачивать в длиннейшую трубочку, хотя, казалось бы, логично было бы теперь его повесить на флагшток.

Более того, флаг затем вообще унесли, и удалось выяснить, что теперь он займет свое место в Музее Победы на Поклонной горе. И правильно: на флагштоке тем временем висел ведь совсем другой флаг. Все это выглядело странно. Зачем один флаг замаскировали, а другой повесили?

Причина, впрочем, оказалась, дельной.

— Его проблема в том,— кивнул один из организаторов мероприятия в сторону унесенного активистами флага,— что он не развевается.

Уносимый ветром флаг на флагштоке развевался, надо признать, исключительно образцово, в направлении Кутузовского проспекта в сторону центра, то есть Кремля. Сильный ветер был здесь наконец-то поставлен на службу Отечеству.

Еще организаторов немного беспокоило, что когда флаг начнут поднимать до самого верха флагштока, камеры снимающих фотографов и телеоператоров захватят задний план, на котором хорошо виднелась надпись «Матч Поинт» на крыше нового (одноименного) жилого комплекса с другой стороны Кутузовского проспекта. Я думал, что, может, это и неплохо, но все-таки, объясняли мне, церемония поднятия флага и следующая за ней встреча с активом «Единой России» в Музее Победы — еще не решающее, хоть и на Поклонной горе, сражение ни для нее, ни для Владимира Путина.

Впрочем, в конце концов решили, что хоть и жаль, конечно, что надпись не догадались ночью демонтировать, но фотокорреспондентов поставят так, что они все равно вряд ли увидят ее в свои объективы.

Впрочем, чтобы поднять и так каждый день развевающееся на флагштоке знамя, его следовало приспустить. Что и было сделано. И зря некоторые журналисты гадали перед церемонией, флаг приспущен или недоподнят. Это было просто неприлично в такой день.

Теперь оставалось дождаться президента. Минут за десять до его приезда вокруг перед флагштоком длинной дугой выстроили подростков из тех же молодежных движений. До этого им гуманно позволили коротать время в кинотеатре «Поклонка», потому что они были почти все в футболках, но вот встали как надо и аплодисментами приветствовали появление первой пятерки (федерального списка ЕР на выборах.— “Ъ”) и актива «Единой России», который через несколько минут после начала мероприятия должен был уже атаковать президента социальными инициативами разной степени тяжести.

Само мероприятие оказалось коротким: Владимир Путин дал добро на подъем приспущенного в честь праздника флага, выслушал «Славься» композитора Михаила Глинки во время самой церемонии подъема, кивнул активу и пошел к машине.

Обратил на себя внимание тот факт, что по многолетней привычке как можно быстрее садиться в кортеж, укоренившейся в нем за время десятков и сотен международных визитов, автоматически пошел за президентом и министр иностранных дел Сергей Лавров, так, видимо, и не привыкший к мысли (или не смирившийся с ней), что он в эти дни не министр скорее, а просто член «пятерки» ЕР. Но ему деликатно напомнили, что активу — в другую сторону и что снова сойдутся они уже где-то там внутри, во чреве огромного этого музейного комплекса.

Все активисты, а было их больше 20, отбыли положенные две недели на карантине, но не для всех это закончилось триумфально, то есть участием во встрече с Владимиром Путиным. Так, я заметил, что пятерка-то превратилась в четверку: в Зале полководцев Музея Победы, где были расставлены стулья для участников беседы, не хватало уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Анны Кузнецовой. Причем в здании я ее видел: она давала какие-то пояснения юнармейцам или волонтерам «Общероссийского народного фронта»… И после встречи тоже говорила с журналистами…

Это могло означать только одно: состояние Анны Кузнецовой не соответствовало сверхтребованиям, которые предъявляются к тем, кто лично видится с президентом, но при этом обычным медицинским критериям здорового человека не противоречило. Так, например, случается со всеми переболевшими COVID: у них еще долго сохраняются чуть повышенные показатели IgM, говорящие о том, что человек вообще-то в порядке, просто перенес коронавирус и выздоровел. Но это «чуть» и играет роковую роль в деле таких встреч.

Пока участники встречи рассаживались, недавно переболевший директор Музея Победы Александр Школьник, также оставшийся за пределами Зала полководцев, переживал насчет того, что надо было постелить на пол ковролин — не потому, что напачкают, а чтобы не отсвечивал блестящий мраморный пол и не грохотали отодвигаемые стулья.

— Вот, ну слышно же на весь зал…— сокрушался он, когда кто-то из гостей встал со стула с левой, похоже, ноги.— Да и уютней было бы… Эх, как жаль…

В этом чувствовалась трогательная хозяйская забота человека, который сейчас никак при всем желании не мог почувствовать себя хозяином не только Музея Победы, а и тем более положения.

Встреча была долгой. Господин Путин призывал не просто задавать вопросы, но и выступать. Этим воспользовался прежде всего министр обороны РФ Сергей Шойгу, говоривший о том, что главное — не только перевооружить оборонно-промышленный комплекс, но вселить в страну уверенность в завтрашнем дне (хотя, казалось бы, именно это ведь одно и то же). Сергей Шойгу хочет обновить авиацию, и не только военную, а и гражданскую региональную, перевооружить ее как-то, что ли. И развить уже наконец Сибирь до приемлемого уровня…

— Генерал армии Шойгу доклад закончил,— отрекомендовался министр, которому миссия человека из первой «пятерки» теоретически должна была даваться легче, чем министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову: он все-таки в свое время изъездил страну именно в предвыборных поездках, когда движение «Единство» только еще было придумано из лучших, как тогда казалось, соображений.

Напоклонногорная проповедь

Сергей Шойгу и Сергей Собянин в Зале полководцев рядовыми не выглядели

Отвечая министру обороны, главнокомандующий предложил военнослужащим единовременную выплату 15 тыс. руб. Это люди, которые, «не говоря об угрозах жизни и здоровью», «сознательно наложили на себя ограничения» («Как у нас в народе говорят: “Два раза переехать все равно что один раз сгореть!”», а военнослужащие и их семьи постоянно во время службы переезжают…). Так ведь еще и мало, получается, дали.

Позже президент предложил единовременную выплату 10 тыс. руб. и всем пенсионерам, в том числе и работающим.

Единовременные выплаты становятся хорошим обычаем в сложные периоды жизни государства — как во времена коронавируса, так и выборов в Госдуму. А денег-то сейчас у государства, чего скрывать, все равно много.

После выступления Сергея Лаврова Владимир Путин высказался о нем лично (исподлобья нескрываемо любуясь своим подчиненным):

— Иногда мне приходится даже напоминать Сергею Викторовичу, что он не министр обороны, а министр иностранных дел!..

Господина Путина, без сомнения, больше всего остального заботит сейчас ситуация с беженцами из Афганистана:

— Наши западные партнеры настойчиво ставят вопрос, чтобы разместить беженцев в странах Центральной Азии до получения виз в США или другие страны. Значит, в эти страны, к нашим соседям, можно направлять без виз, а к себе брать без виз не хотят?! Это что за унизительный такой подход к решению этого вопроса?! У нас с ними есть общая граница и нет никаких визовых ограничений! Представьте себе, в любую из этих стран въехали беженцы, а кто среди этих беженцев?.. Откуда мы знаем? Их могут быть тысячи, а то и сотни тысяч, а может, и миллионы!… Да граница-то какая!.. Тысячи километров… Сел на что угодно, хоть на машину, хоть на осла — и поехал по степи… И чего мы будем с этим делать?! Мы не хотим, чтобы под видом беженцев у нас опять боевики какие-нибудь появились… Мы не хотим, чтобы у нас хоть в чем-то повторилось то, что было в 1990-х и в середине 2000-х годов!.. Эти ужасы, которые мы видим сейчас на территории Афганистана… Эти ужасы были у нас!

Владимир Путин еще сильнее поднял голос:

— Все это было не так давно! Никто не хочет возвращения туда!

Российский президент демонстрировал абсолютную непримиримость, было ясно, что на территории Таджикистана и Узбекистана афганские беженцы не появятся — и похоже, не только без виз, но и с визами тоже.

Кроме того, господин Путин пообещал Сергею Лаврову учредить День поисковика, ибо такого праздника нет, а поисковику он нужен как никогда (Так, поисковики… Это еще плюс тысяч триста человек…)

Глава образовательного центра для одаренных детей «Сириус» Елена Шмелева призывала президента сделать «системные вещи для российского образования» (отменить, например, график контрольных работ и вообще все формы отчетности и оставить только один магистральный отчет) и «вернуть в школу человеческое достоинство», которого сейчас там, видимо, нет.

Певец Денис Майданов, тоже сидящий в зале, казалось, готов был начать говорить прозой.

Выступал главврач больницы в Коммунарке Денис Проценко с уроками пандемии, и выяснялось, что в разгаре второй час встречи и что, скорее всего, нет худа без добра: может, и к лучшему, что Анна Кузнецова не озвучит свое выступление и не получит по крайней мере такой же длительности ответ… Впрочем, ее тему взяла на себя, похоже, замминистра труда и соцзащиты Ольга Баталина…

Член «Единой России» Андрей Макаров, председатель комитета по бюджету и налогам в Госдуме, попросил установить на весь 2022 год мораторий на проверки малого бизнеса и получил поддержку («Чем меньше административной давленки, тем лучше»).

Это вообще был интересный метод взаимодействия активистов «Единой России» с президентом: они предлагали то и это, и президент удовлетворял их предложения одно за другим, дополняя их еще и своими инициативами. Депутаты «Единой России» и кандидаты в депутаты уже к середине встречи должны были казаться себе такими эффективными, что по сравнению с этой встречей вся их предыдущая и последующая деятельность должна была представляться им, давайте прямо говорить, просто ничтожной. Но эти минуты нельзя было спутать ни с чем и не отдать никому!

Так что все они стремились высказаться. Да почти все и высказались.

Надеюсь, они понимали, что после выборов они снова станут сами собой.

А сейчас даже Денис Майданов самореализовался.

— Мы красиво, с флага, начали! — воскликнул он, когда президент уже закончил, да и хотел уйти.— Давайте красиво и закончим! Песней про флаг!.. Да, рояль в кустах!..

И он трагическим жестом провинциального факира выхватил из-за спины гитару.

— Я слов не учил,— аккуратно и даже, казалось, немного испуганно произнес господин Путин,— но поддержу…

Но большинство тут слова учило.

В Зале полководцев грянула песня:

— Я снова делаю шаг… Я поднимаю свой флаг!..

Владимир Путин, между прочим, мог бы и сам выучить уже эту песню: сколько уж раз Денису Майданову удалось исполнить ее на различных мероприятиях с участием президента России.

Встав полукругом, участники встречи активно подпевали ему. Господа Лавров, Шойгу и Собянин (мэр Москвы Сергей Собянин.— “Ъ”) нашли в себе силы промолчать. Допустим, тоже не знали слов.

Когда все закончилось и все по разным причинам с облегчением вздохнули, российский президент снова взял в руки микрофон и сказал им, что если кто-то из присутствующих даже не станет в конце концов депутатом, он лично, Владимир Путин, будет, конечно, сожалеть, но «если паче чаяния это случится, вы без куска хлеба не останетесь!».

Денис Майданов понимающе кивнул.

Источник

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.