От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

Теги

Порядком забытая традиционная российская агрокультура — лён — может стать одним из самых востребованных товаров XXI века и символом «зелёной» экономики. Глобальный спрос на льняное волокно в мире уже активно растёт. Причина — развитие глубокой переработки.

Изо льна-долгунца научились производить сотни наименований продукции: не только привычные ткани, но инновационные композитные материалы, бумагу премиум-качества, подгузники, косметику и порох.

Лён возвращается

В 2020 году в Смоленской области впервые за 30 лет построен современный льноперерабатывающий комплекс. Инвестором стала компания «Русский лён» (входит в портфель Kontinuum Group) — крупнейший производитель льна-долгунца в России. Подобных предприятий по котонизации (обработке волокон для превращения их в похожий на хлопок материал) в стране нет, отмечает основатель и владелец «Русского льна» Константин Клюка.


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

«Мы ориентируемся на рынки Юго-Восточной Азии: Китай, Индию, Индонезию. А также на европейские страны — Латвию, Литву, Францию, Нидерланды и на Бельгию — крупнейший в мире торговый хаб по продаже льна. Турция тоже интересный рынок сбыта. И, безусловно, нам важен внутренний рынок — отечественные предприятия лёгкой промышленности», — перечисляет Константин Клюка.

Помимо котонина предприятие выпускает длинное льноволокно, костробрикеты для отопления и рассматривает возможность продажи семян и выпуск смесовой пряжи и ткани.

Инвестиции в проект составили 2 млрд рублей, и это самые крупные частные вложения в отрасль в истории современной России, суммы по аналогичным проектам меньше в 50—100 раз. Срок возврата инвестиций — 8 лет. Это ещё оптимальные сроки, без господдержки стандартный срок окупаемости проекта может достигать 16 лет, замечает генеральный директор «Тверской агропромышленной компании» Сергей Конаныхин.

«Потенциал льноводства огромный, это экспортно ориентированная культура. В пандемию мировой рынок просел, но в перспективе спрос на волокно почти неограниченный», — подчёркивает Сергей Конаныхин.

Основной прирост потребления сырья в текстильной промышленности, если не считать хлопок, который в России не растёт, приходится на химическое волокно, говорит Константин Клюка. «Лён — единственное натуральное сырьё для текстильной промышленности, которое произрастает в нашей стране», — подчёркивает инвестор. И в отличие от хлопка на выращивание льна требуются меньшие затраты воды и минимум удобрений, а при переработке используются все части растения, что гарантирует безотходное производство. Льняная ткань обладает уникальными потребительскими свойствами: хорошо впитывает влагу, не задерживает бактерии, обеспечивает вентиляцию. Лён на 30% прочнее хлопка, и он износостойкий.

«В современном мире разумное потребление — это не просто тренд, а необходимая мера. И на лён здесь есть очень большой запрос со стороны индустрии sustainable fashion („моды, учитывающей требования устойчивого развития“. — Прим. СберПро Медиа), — отмечает Константин Клюка. — Мы считаем, что бренд „российский лён“ должен стать таким же узнаваемым во всём мире, как „канадский кленовый сироп“ или „китайский шёлк“».

Льноволокно используется в медицинской промышленности, где из него производят хирургические нити, перевязочные материалы и вату, а также в автомобиле-, авиа- и судостроении, в космической, оборонной промышленностях. Лён используют при изготовлении бумаги, композитных материалов, взрывчатых веществ, красок, пластмасс, керамики, детских подгузников и гигиенических прокладок. Применяется в производстве косметики, лекарственных средств и т. д.

Ещё одно из важных направлений применения льна и других лубяных культур (конопли, мискантуса) — выпуск упаковки и одноразовой посуды. А из семян растения получают пищевое и техническое масло, они — сырьё для БАДов с омега-3 и омега-6, косметики и т. д.

Мировую цену на льноволокно сегодня формирует Китай, закупая и перерабатывая волокно преимущественно в пряжу и ткани и продавая в Европу и США, говорит Сергей Конаныхин. «В 2020-м из-за пандемии магазины закрылись, рынок просел и закупочная цена на льноволокно упала в 1,5—2 раза, — констатирует он. — В связи с этим в 2021 году многие хозяйства, скорее всего, будут вынуждены сократить посевные площади». Производители льна не попали в список пострадавших отраслей и не смогли воспользоваться господдержкой. Ситуация усложнилась дождями в период уборки, которые увеличили потери сырья.

«Мировой рынок обязательно восстановится. До пандемии его объём превышал 350 000 тонн, а дефицит волокна — 200 000 тонн», — приводит данные генеральный директор компании «Лёнпром» Александр Петрушин.

По данным Минпромторга, в 2018 году на российских поставщиков приходилось менее 1% глобальных поставок продукции изо льна (весь рынок оценивался в 2,2 млрд долларов).

Успеть на «экспортный» поезд

Основной производитель льноволокна — Франция, на которую приходится половина всего рынка при посевной площади примерно 90 000 га (затем идут Бельгия и Беларусь).

В России в 2000—2018 годах посевные площади этой культуры сократились на 50% — до 44 500 га, пропорционально упало производство пряжи и тканей, закрылось много предприятий. Но с 2017 года из федерального бюджета стали предоставляться субсидии на поддержку элитного семеноводства в рамках единой субсидии, с 2018 года — возмещаться 25% прямых понесённых затрат при строительстве льноперерабатывающих предприятий, предоставляться льготные кредиты, оказываться несвязанная поддержка из расчета 10 000 рублей на гектар. С 2019 года выделяются субсидии на сельхозтехнику и оборудование.

Уже в 2019 году посевные площади увеличились до 50 000 га, в 2020 году — до 53 000 га (но это менее 0,1% всех посевных площадей). Валовой сбор в 2020 году возрос на 3%, до 39 000 тонн. Долгунец выращивают в 19 регионах, наибольшие площади сосредоточены в Омской, Тверской, Смоленской и Нижегородской областях, Удмуртской Республике и Алтайском крае. Кстати, ещё 1,3% посевов в РФ приходится на масличный лён (лён-кудряш), который используется для производства масел и кормов.


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

В соответствии с госпрограммой развития сельского хозяйства, к 2025 году посевы долгунца планируется увеличить до 60 000 гектаров, валовый сбор — до 53 000 тонн. «Но потенциал куда больше. Если мы выйдем на европейские показатели по урожайности и качеству, или хотя бы достигнем 70% этого уровня, то можем увеличить посевы до 100 000 га и более. На качественное волокно будет спрос», — считает Сергей Конаныхин. При выпуске конкурентоспособного волокна рентабельность может достигать 30%, уточняет Александр Петрушин.

Однако почти все нынешние участники отрасли испытывают необходимость в привлечении дополнительного финансирования для перевооружения и модернизации производства, чтобы повысить урожайность и качество продукции, обращает внимание эксперт. Если во Франции средняя урожайность долгунца 22,3 ц/га, то в России — 9,4 ц/га (а в Китае, где тоже начали возделывать лён, — 9,4 ц/га).

По словам Сергея Конаныхина, в РФ функционируют примерно 200 хозяйств, которые выращивают лён, и около 60 льнозаводов. «Некоторые выпускают продукцию неполного цикла, то есть они делают дешёвое моноволокно, которое идёт на паклю и т. д. Модернизацию проводят лишь единицы, в основном при поддержке региональных властей», — добавляет он. Крупнейшие и почти единственные производители тканей изо льна — это Большая костромская льняная мануфактура (производит в том числе продукцию для IKEA и Zara Home) и Яковлевская мануфактура в Ивановской области.

Учитывая объём неосваиваемых сельхозземель, есть все возможности для наращивания площади. «Лён — это традиционная культура для нечерноземья, и земля здесь относительно дешёвая», — отмечает Сергей Конаныхин, чья компания выращивает эту культуру в Тверской области почти на 3000 га. В Смоленской области «Русский лён» за два года ввёл в севооборот более 4500 га залежных земель, которые не обрабатывались более 20 лет. За 2—3 года компания намерена увеличить земельный банк с 7000 до 15 000 га. Для выращивания льна подходят и другие регионы, даже Дальний Восток, но там нет культуры выращивания льна, добавляет Александр Петрушин.

Поддержка на «старте»

Лён — сложная культура с точки зрения агротехнологии, обращает внимание Сергей Конаныхин. «Технология предусматривает нахождение урожая в поле под открытым небом месяц, он „доходит“. И если дожди, то можно чуть ли не все деньги потерять. И всё это время надо объезжать поля, переворачивать льнотресту», — рассказывает он.

Для создания эффективного льноводческого производства сегодня в РФ приходится ориентироваться на европейские технологии, подтверждает Александр Петрушин. Компания на протяжении последних двух лет выращивает в Тверской области лён-долгунец на опытных плантациях, адаптируя технологии под местный климат. «Русский лён» тоже использует опыт Франции и Бельгии.


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

Для культивирования льна требуется уникальная дорогая техника. При этом в России она сегодня практически не производится. Высокая стоимость импортной техники и её обслуживания не способствуют повышению рентабельности возделывания льна, признают участники рынка. «У сохранившихся заводов есть хорошие идеи, патенты, модели техники. К сожалению, из-за падения льноводческой отрасли спроса почти нет», — знает директор «Оршанского агрохолдинга „Лён“» Михаил Крашенинников.

«Меры господдержки придают уверенности в том, что возрождение российского льноводства движется в правильном направлении. — подчёркивает Константин Клюка. — Тем не менее для укрепления позиций отечественных переработчиков льна и производителей льняной продукции в долгосрочной перспективе необходимо расширение мер поддержки, увеличение финансирования, а также дальнейшее продление комплексной программы поддержки производства изделий из льна, рассчитанной на период до 2025 года (утверждена в 2020 году. — Прим. СберПро Медиа)». По словам Сергея Конаныхина, погектарная субсидия позволяет в стандартной ситуации работать в ноль.

При развитии господдержки отрасль довольно быстро наберёт силу, считает Михаил Крашенинников. В последние два-три года анонсируется всё больше проектов, причём не только по выпуску волокна или пряжи. Например, в Тульской области к 2024 году планируют наладить штамповку биоразлагаемой посуды с использованием льна.

Теги

Эта статья была вам полезна?

Да Нет Читайте ещё


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • Спецпроект
  • ВЭД

Почему выгоднее экспортировать услуги, а не товары: версия ВТО

Сервисное будущее. Как экспорт услуг становится главным направлением мировой торговли

  • 30 марта
  • 10 мин
  • 3 040


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • Интересное

Засыпающая страна: почему в 2021 году не стоит ждать быстрого роста экономики

Как «русский медведь» впадает в спячку

  • 28 декабря
  • 8 мин
  • 1 631


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • Спецпроект
  • Промышленность

Бережливая энергетика. Почему возобновляемые источники не панацея

И как извлекать энергию из недр Земли

  • 26 марта
  • 6 мин
  • 1 686


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • ВЭД

Разведка боем: почему начать экспорт проще всего с маркетплейса

Как сервисы Сбербанка помогают российским производителям выходить на международный рынок

  • 26 октября
  • 6 мин
  • 1 732


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • ВЭД

Почему экспортёрам стоит присмотреться к Индии?

И как на этом рынке поможет Сбербанк

  • 2 сентября
  • 6 мин
  • 18 233


                            От одежды до пороха. Почему инвесторы вспомнили про лён

  • Промышленность

Российские проекты, пытающиеся изменить лёгкую промышленность. Почему их почти нет?

Какие стартапы пытаются внедрить инновации в легпром

  • 21 сентября
  • 6 мин
  • 2 400

Понятно

Написать нам

Источник

Загрузка ...