Появление региональных атлантов и новый экономический драйвер – как себя чувствует АПК

АГРАРИИ РФ

Сегодняшняя непростая экономическая и политическая ситуация диктует свои правила, которые не обошли стороной и агропромышленный сектор. В связи с этим «Абирег» решил разобраться вместе с экспертами в рамках журнала Топ-100, как агроотрасль сегодня справляется с возникшими проблемами и что ее ждет в обозримом будущем.

Российский бизнес АПК сегодня находится в нестандартных условиях: отголоски пандемии, санкционное давление и, как следствие, непонимание, как действовать дальше. Все это наложило определенные отпечатки на деятельность сельхозпроизводителей, но, как это ни удивительно, в лучшую сторону. Так, несмотря на непростые взаимоотношения со многими зарубежными странами, у российского АПК остались крупные иностранные покупатели и активная поддержка государств, которые либо нейтральны по отношению к стране, либо дружественно настроены. Всего сейчас российские товары покупают более 140 стран. Самым большим спросом пользуется агротриада: масложировая продукция, зерновые, а также рыба и морепродукты.

Так, первый заместитель министра сельского хозяйства Оксана Лут на международном форуме «Всемирный день качества – 2022» заявила, что по итогам года объем экспорта российской продукции АПК превысит импорт. При этом нетто-экспортером Россия стала в непростом 2020 году и сохранила эту тенденцию по сей день. Ожидается, что в этом году экспорт продукции АПК может превысить 40 млрд долларов, что на 13% (2,9 млрд долларов) больше, чем в прошлом году.

«Продукцию нашу любят. Нам надо только больше производить. Потому что спрос на нашу продукцию есть, несмотря на все политические вещи. Без еды жить невозможно. Поскольку мы можем производить больше за счет наших земельных ресурсов, нашу продукцию будут покупать», – уверяет госпожа Лут.

Схожее мнение имеет и премьер-министр России Михаил Мишустин, который в ходе сессии на выставке «Золотая осень – 2022» рассказал, что мировой спрос на российскую сельхозпродукцию увеличивается, несмотря на все экономические и политические проблемы. А это, по его мнению, значит, что объемы производства необходимо наращивать не только для обеспечения внутреннего рынка, но и, конечно же, для экспорта.

Но если в целом обстановка в российском агропромышленном комплексе, по мнению высокопоставленных чиновников, на высоте, то какой же вклад в эти показатели внесли черноземные производители?

Сельское хозяйство (животноводство, растениеводство, земледелие)

Эксперт в агропромышленной отрасли, сооснователь и главный редактор Agrotrend.ru Николай Лычев рассказал «Абирегу», что сейчас в сельском хозяйстве центральных регионов наблюдается резкое падение рентабельности по всем агрокультурам и севообороту. При этом исключением, по его словам, является сахарная свекла, чья доходность продолжает держаться на прежнем уровне. «Ситуация со свободным денежным потоком по всем остальным культурам, особенно зерновым, в частности пшеницы, практически трагическая. В этом году затраты выросли из-за известных нам причин и продолжают расти. А это значит, что не будут исключением ситуации, когда сельхозпроизводители, в основном юга России, ту же пшеницу по цене 4,6 руб. за кг будут продавать по низкой себестоимости», – рассказывает эксперт.

А вот в Черноземье, по его словам, ситуация в этом плане более благоприятная. «Здесь создан мощный мясной кластер во главе с Белгородом, Курском, Тамбовом и Орлом. А потому здесь высоко стабилен спрос на корма. В этом году с урожайностью и качеством все было отлично, и сбыт фуражных агрокультур, в частности и тех, которые идут на продовольственные цели, в принципе аграриям Черноземья обеспечен. При этом центр прибыли сейчас уходит из растениеводства в сферу вторичной и первичной переработки сельхозпродукции, тот есть производства первых переделов, например, масла, тушки птицы, муки и комбикорма», – считает господин Лычев.

Хорошие показатели продемонстрировал и молочный сектор. Например, в Воронежской области с начала года было произведено 601,7 тыс. тонн молока, а в Белгородской области к концу года ожидается 700 тыс. тонн молока. «Интенсивность молочного животноводства растет в силу того, что мы не ожидаем спада потребления молока и молочной продукции. Молочный бизнес ориентирован именно на базовые потребности человека. Здесь производятся не легковые автомобили или IT-продукт, без которых можно легко обойтись. Вообще агросектор, включая молочный, ориентирован в первую очередь на базовые потребности человека и на внутреннее потребление, но и экспортирует он тоже очень активно. Я считаю, что если запущенная пару лет назад бизнес-активность по масложиру и молочному сектору будет подкреплена более адресной поддержкой государства, при этом не обязательно финансовой (снятие административных барьеров, смягчение регуляторики), то, возможно, в Черноземье через некоторые годы мы будем иметь новый, бодрый молочный кластер. И этот кластер будет существовать наряду с крупными агросекторами на Алтае, в Подмосковье и на Северо-Западе России (в Ленинградской и Вологодской областях). Есть все предпосылки для его создания, конечно, если ничего катастрофического больше не случится. Вот тогда у нас будут расти региональные атланты. Типичный пример такого атланта – это агрохолдинг «Молвест», который был очень небольшим 10 лет назад, а сейчас он может поспорить за часть федеральной повестки», – уверен Николай Лычев.

А что же инвестиции? В Черноземье традиционно наибольшее количество инвестиций в сфере АПК направляется на масложировой сегмент и молочные рынки. Не отстает и мясная отрасль. При этом не менее трети новых комплексов, строительство которых было объявлено российскими инвесторами, приходится именно на регионы Черноземья. Причем это не только Greenfield-строительство (например, возведение маслозавода в Курской области ГК «Содружество» на неосвоенной земле), но и Brownfield, то есть строительство объектов на уже существующей индустриальной территории.

Однако большинство экспертов в сфере АПК отмечают, что в последние годы «процветает» инерционное инвестирование, то есть вливание денег происходит, но его темпы снижаются. Это происходит из-за того, что вкладывать сегодня, по сути, не во что. Запуск нового бизнеса обойдется в копеечку. А большинство рынков, которые было возможно импортозаместить, уже были освоены. Также агроэксперты отмечают и низкую отдачу на капитал из-за неопределенной геополитической и макроэкономической ситуации. Поэтому вся надежда у аграриев в сегодняшней обстановке на крупные предприятия, такие как «Молвест», «Содружество», «Эконива», «Агроэко», которые будут продолжать расширять существующие производства. А, может даже, и добавлять к текущим инвестпроектам что-то новое.

«Все эти инвесторы ведут постоянную модернизацию и, насколько мне известно, от этих планов не отказываются. А это очень хорошо для сельского хозяйства, ведь чем больше мощностей по переработке будет в этих областях, тем выше будет спрос на качественное масличное сырье и семечку. Но при этом для новых инвестиций сейчас не лучший период. Причем переработчики заинтересованы в качестве, урожайности и других характеристиках производимого аграриями сырья. Поэтому есть шансы, что они будут помогать аграриям. И, на мой взгляд, внутри Черноземья будут складываться своеобразные коллаборации, в результате чего будет усиление масложирового кластера, в том числе и его экспортного направления», – делится мнением агроэксперт.

Сфера производства (техника, оборудование, удобрения и корма)

Если с кормами у черноземных аграриев все хорошо, то вот с техникой, комплектующими для нее и удобрениями – не очень.

Так, проблемы с сельскохозяйственной техникой и комплектующими начались сразу после объявления санкций в отношении России. В тот момент, казалось, почти все аграрии страны одновременно про себя подумали: «И что теперь делать?» Ведь почти вся сельхозтехника приобреталась из-за рубежа. Часть компаний отказалась сотрудничать с Россией, а часть – подняла цены до небывалых высот. К тому же поднялись цены и на логистику. Но в такой ситуации радует одно – благодаря этой самой технике российские аграрии, не без помощи и черноземных, собрали рекордный урожай. По состоянию на ноябрь в России уже было намолочено 150 тонн зерна. Поэтому сейчас сельхозпроизводители стараются решать проблему так, как могут, в частности переходят на сельхозтехнику российского производства. К слову, в Черноземье таких производителей достаточно. Например, «Воронежсельмаш» или «АМТ Черноземье». А в Липецкой области скоро начнут производить бункеры-перегрузчики ростовского «Лилиани».

С удобрениями ситуация тоже не самая радужная. По данным Росстата, на конец лета в России изготовили 14,1 млн тонн минеральных и химических удобрений, что на 8,9% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. А это значит, что намечается активная тенденция по снижению объемов производства удобрений для сельского хозяйства. А это может стать серьезной причиной, которая подтолкнет снижение урожайности в следующем году, в частности и в Черноземье.

«Мы давно интегрировались в мир глобальных агротехнологий. Но есть недоработки. Мы не делали свою генетику, а теперь спохватились. Мы утратили производство действующих веществ для агрохимикатов, которое было у нас в Советском Союзе. Мы стратегически ничего не сделали для того, чтобы восстановить научный потенциал на производство гибридов масличных. Все эти годы мы много что не производили сами, поскольку импортировали чужие разработки, чем снимали с себя ответственность долгое время. Но теперь оказалось, что часть пищевой цепочки оголена. Поэтому у нас риск потери технологичности: агрохимикаты, техника, часть которой вообще в России не производится (например, свеклоуборочные), и комплектующие. Также мы зависим от ввоза родительского стада ключевых линий животных и птицы. И сейчас быстро все это не заместить, на это потребуется от 5 до 10 лет по разным позициям», – считает эксперт.

Светлое будущее или темная агфляция?

Несмотря на то, что в этом году урожайность была рекордной, таить надежды на то, что и в 2023 году будет подобное, не стоит. В этом году удачно сложилось все: погибло меньше 8% озимых, была хорошая погода во время вегетации культур, была закуплена хорошая техника. Но по статистике после аномального урожая бывают спады на 15-20 млн тонн. «Поэтому в следующем году можно ожидать, что будет собрано значительно меньше. В любом случае Россия сильно развилась в этой сфере. Поэтому в этом году с частью зерна (около 30 тонн из 150) мы не знаем, что делать. Где их хранить и как быстро поставить на экспорт, который ограничен пошлинами? А с нового года еще будет количественная квота на экспорт. Это никто не собирается отменять. Поэтому я считаю, что продолжится распродажа на внутреннем рынке, когда пшеницу 3-го и 4-го класса аграрии будут продавать по себестоимости либо ниже. А кто-то сложит их в зернохранилища и будет ждать хороших цен. И тогда в новый сельхозгод мы войдем с низким урожаем, но с высокими запасами», – считает господин Лычев.

Что же касается стоимости сельхозпродукции, то сейчас тренд на повышение цен отсутствует. Однако они могут подняться на зерно, сахар и их производные, а все потому, что аграрии наблюдают проблемы с погодными условиями в мире. Плюс, конечно, вряд ли украинский кризис, который является важным фактором, влияющим на колебания цен, закончится в следующем году. «Если бы не была заключена зерновая сделка, если б не было рекордного урожая в России, то ситуация была бы в несколько раз сложнее», – уверен эксперт.

При этом господин Лычев считает, что в стране может повториться «агфляция». «Цены на продовольствие коррелируют с ценами на энергоносители. И вот здесь виден тренд с ожиданием снижения цен на нефть. Возможно, это произойдет в 2023-2024 годах, как только успокоится геополитика, как только Европа перейдет на иные энергоносители и так далее. Но в любом случае это ненадолго. После этого все равно цены на нефть и газ пойдут вверх. Аналогичный тренд может возникнуть и в сегменте агротоваров и продовольствия. Но эта ситуация для России не новая, мы переживали подобное в 2010–2011-х годах. Боюсь, такое может повториться через пару лет. И за счет мировой конъюнктуры мы можем столкнуться с новым скачком цен на агросырье и продовольствие. Так что с ценами будет все сложно, но вот насколько – это вопрос», – считает эксперт.

Что касается импортозамещения, то именно оно может стать драйвером для агрохозяйства в ближайшие годы. Ведь именно оно позволит агропроизводителям продолжать выпускать свою продукцию, не завися от иностранных компаний. К тому же импортозамещение производства активно поддерживается государством. Первопроходцы по импортозамещению уже есть и в Черноземье. Например, воронежский «Молвест» уже начал создавать дополнительные мощности по глубокой переработке молока. В частности, холдинг будет производить концентрат молочного белка, который сегодня закупается за рубежом. А в Липецкой области выращивают люпин, который может заменить сою.

Поэтому, несмотря на все непростые условия, отрасль продолжает оставаться одним из авангардов экономики. А насколько сплоченным в это время окажется этот рынок – покажет лишь время.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Back to top button