Сейчас читают
Поправки в законодательство облегчат банкам «зеленый» путь

Поправки в законодательство облегчат банкам «зеленый» путь

Для банков Европы и Америки «зеленые» облигации уже много лет являются привычной формой заимствования, в то время как первое размещение «зеленых» облигаций российского банка состоялось лишь в ноябре 2021 года. Готовящиеся Минэкономразвития РФ законодательные поправки должны переломить этот тренд.

Напомним, «зеленые» облигации — это долговые ценные бумаги, которые выпускаются, чтобы привлечь инвестиции в проекты, направленные на улучшение экологической ситуации или хотя бы на минимизацию наносимого природе вреда.

В середине ноября крупнейший банк страны открыл книгу заявок на двухлетние «зеленые» (ESG) облигации на сумму 10 млрд рублей, став первым российским банком, выпустившим собственные «зеленые» бонды. Эксперты указывают, что подобное размещение носит скорее имиджевый характер, где «зеленость» бондов для инвестора является не более чем бонусом. В то же время европейские банки размещают облигации на куда более значительные сумм и именно с целью заимствования средств. Так, за 9 месяцев 2021 год они установили новый рекорд по выпуску «зеленых» облигаций — их доля в общем объеме долговых ценных бумаг кредитных организаций составила 72%, говорится в исследовании финансовой группы ING. В 2020 году доля таких бумаг в общем объеме банковских облигаций Европы составила 68%.

Не отстают от финансовых игроков в плане выпуска ESG-облигаций и госструктуры Европы. Так, дебютный выпуск «зеленых» бондов Евросоюза эксперты признали весьма успешным — были размещены облигации на 12 млрд евро, объем заявок на покупку ценных бумаг составил 135 млрд евро и превысил предложение в 11 раз. В ближайшие годы ЕС планирует выпустить долговых ценных бумаг на сумму до 250 млрд евро.

Общий объем мирового рынка «зеленых» облигаций по итогам 2020 года составил 1 трлн евро. Доля российских «зеленых» облигаций в этом триллионе пока крайне мала. Так, по оценке рейтингового агентства «Эксперт РА», объем российского рынка «зеленых» финансовых инструментов по итогам 2020 года составил 126 млрд рублей. Размещения «зеленых» бондов как со стороны российских компаний, так и госструктур, пока немногочисленны. Пример — летнее размещение БК «Регион» (входит в группу «Регион» Сергея Сударикова) зеленых облигаций «Синара-Транспортные Машины» (АО «СТМ») или майское размещение «зеленых» облигаций правительства Москвы.

Еще один инструмент «зеленого» заимствования — получение кредитов под выполнение ключевых показателей эффективности (KPI) по ESG. В Европе и США промышленные и производственные компании активно пользуются подобными заемными средствами. Из последних примеров — привлечение в октябре 2021 год займа в $4 млрд с привязкой к показателям устойчивого развития крупной добывающей компанией Teck Resources Limited (1616 место среди крупнейших мировых компаний в рейтинге Forbs Global 2000 за 2020 год). В России же пока такие кредиты единичны. Так, банк МКБ является пока единственной финансовой организацией страны, кому удалось привлечь синдицированный кредит под выполнение KPI по ESG: наращивание объемов собственного финансирования в области устойчивого развития, сокращение потребления электроэнергии и сертификацию внедряемой интегрированной системы менеджмента в соответствии с международными стандартами.

Возникает вопрос о причинах отставания России в ESG-повестке от развитых стран. Одна из них — страна просто позже стала на «зеленый путь»: в Европе «зеленые» облигации появились в 2007 году, в России — в 2020 году. Немало игроков в стране, для которых ESG — малопонятная экзотика. Исследование «ESG-банкинг в России» аудиторской компании «Делойт и Туш СНГ» нам показывает, что лишь 15% банков оценивают учет ESG-факторов в своей работе как существенный. Впрочем, в 2021 году интерес к «зеленой повестке» резко вырос: по данным ЦБ, за неполный 2021 год рынок «зеленых ценных» бумаг увеличился более чем в 6 раз. «На фоне непрерывного наращивания темпов технологического прогресса стало очевидно, что будущее — за «зеленой» повесткой. Приходит осознание важности поддержки соцсферы, а ESG-идеи стали трендом», — констатирует глава ГК «Регион» Сергей Судариков.

Еще один фактор — регулирование и господдержка. В своем исследовании финансовая группа ING указывает, что именно «изменения в области регулирования являются ключевым фактором роста» рынка «зеленых» бондов в Европе. В России же критерии отнесения проектов к «зеленым», на финансирование которых можно привлечь льготное финансирование с помощью тех же «зеленых» облигаций, были утверждены лишь в конце сентября 2021 года. Кроме того, на сегодняшний день в стране нет налоговых льгот для инвесторов или регуляторных послаблений для эмитентов, побуждающих предпочесть «зеленые» облигации обычным. Однако и в этом направлении все меняется. Так, минэкономразвития предлагает освободить институциональных инвесторов от налога на прибыль по инструментам устойчивого развития, разрешить негосударственным пенсионным фондам (НПФ) держать до 25% в бумагах одного эмитента, приравнять «зеленые» бонды к кредитам по фабрике проектного финансирования при подсчете резервов в банках.

В ближайшее время минэкономразвития также намерено инициировать создание сегмента «переходных» облигаций в секторе устойчивого развития Мосбиржи, где будут размещаться облигации для привлечения финансирования на реализацию «переходных» проектов. Рынок, включая банки, ждет этих законодательных поправок, рассчитывая на то, что вместо чисто имиджевого размещения появятся реальные заимствования кредитных организаций. «Количество выпусков «зеленых» бондов будет расти, как и число игроков российского рынка, работающих по принципам устойчивого развития», — уверен Сергей Судариков.

Эксперты считают, что потенциал внедрения «зеленых» технологий в России до 2023 года составляет 3 трлн рублей.

Источник

Источник

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.