Сейчас читают
Президент Ассоциации коноплеводов рассказала о перспективах отрасли

Президент Ассоциации коноплеводов рассказала о перспективах отрасли

Автор: Юлия Дивнич, президент российской «Ассоциации коноплеводов».

Либерализация законов в сфере коноплеводства привела к настоящему буму отрасли в России. Но сможет ли наша страна повторить рекорд 1936 года, когда в СССР имел 4/5 всех мировых площадей под этой культурой? Хороший вопрос.

Во-первых, есть сложности в законодательстве. В сфере выращивания и первичной переработке конопли особых проблем нет. Но что касается развития отрасли, появления новых продуктов (особенно не из семян конопли, но и из зеленой массы) – здесь закон еще очень неоднозначен. Например, вам будет крайне сложно доказать, что для производства продукции использовались сорта, разрешенные к выращиванию. Получается двойственная трактовка. С одной стороны, аграриям разрешено заниматься выращиванием и переработкой конопли. Но у МВД есть свой регламент, в том числе определения наркотических веществ. И по нему сотрудники могут предположить, что выращиваемые растения – это марихуана, и применить к производителю весь перечень разрешенных государством мер в отношении обвиняемого. А могут определить, что это действительно сельскохозяйственные растения, и применять другие регламенты.

Более того – согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14, размер наркотического средства, под которое попадает конопля, определяется весом всей смеси. То есть если на несколько тонн зеленой массы, которую вырастил фермер на своем поле, «наберется» несколько граммов тетрогидроканнабиола, теоретически это все могут признать наркотиком. К счастью, сейчас мы не видим случаев правового произвола, чтобы производителям подбрасывали наркотики или шантажировали преследованием, но ситуация неопределенности, мягко говоря, многих напрягает. В сфере первичной переработки проблем уже нет, регламенты четкие, можно спокойно работать.

Площади посевов технической конопли в России удваивались практически каждый год, причем подряд в течение последних нескольких лет. Такой головокружительный рост был обусловлен, с одной стороны, эффектом низкой базы. С другой – интересом многих аграриев к новинке. Многим было интересно попробовать свои силы, поэкспериментировать с необычной культурой. Правда, в прошлом году динамику сбил коронавирус. Весной 2020 года, когда риски пандемии были совершенно непонятны, ввели жёсткие ограничения, и многие не успели выйти в поля. Один из крупнейших в России производителей, например, посеял в два раза меньше от 2019-го. В итоге, по нашей оценке, площадь сева в 2020 году составила 10,8 тысячи гектаров.

Думаю, что после снятия ограничений рост возобновится. Но многое упирается в проблему сбыта. Не везде выращенный урожай можно выгодно продать. Это не такая «волатильная» культура, как пшеница или подсолнечник. А построить собственную переработку стоит больших денег.

Самый интересный и большой рынок для применения конопли в мире – это фармакология. В первую очередь за счет того, что там очень высокая маржинальность. Но в России использование конопли в этой отрасли пока запрещено. Интересна также бумага, биоразлагаемые и органические пластики, особо прочные композиты, порох.

Но исходя из законодательных и технических реалий самый перспективный рынок для России сегодня – это текстиль. У нас есть и определенный промышленный опыт, и потребность в такой продукции. Причем мы можем наращивать переработку как для внутренних нужд, так и для мирового рынка.

Бумажная промышленность сдает позиции, потому что мир активно переходит в цифровой формат. Документы, книги, СМИ – мы все чаще пользуемся электронными аналогами, и это серьезный сдерживающий фактор для инвесторов.

Сейчас мы видим очень быстрый рост в сфере продуктов питания. Это происходит на волне интереса к новым, экологическим «здоровым» продуктам и так далее. Но, по моим оценкам, через два-три года рынок в России достигнет насыщения. Если мы не изменим законодательство и будем по-прежнему делать продукцию только из семян конопли, то начнется стагнация. Нужно, чтобы законы стали либеральнее, и производители могли активнее использовать в производстве продуктов зеленую массу. Из конопли можно делать десятки видов продовольствия: различные пасты, макаронные изделия, мармелады, жареные семена, натуральный протеин, муку, растительное молоко, основы для смузи, пророщенные семена для салатов и так далее. И если конопляная продукция станет товаром повседневного спроса, тогда этот сегмент действительно станет интересным для больших инвесторов. Кроме того, огромный потенциал у конопли в сфере производства стройматериалов, медицинской продукции и БАДов, функционального питания и так далее.

Экспорт, конечно, перспективен для отрасли, ведь это валютная выручка и огромный объем рынка. Проблема в том, что мы только начали этим заниматься. В мире есть огромная масса компаний с продукцией более высокого качества, большим производством с меньшими издержками. Тот же текстиль у нас пока практически отсутствует. А то, что есть, сильно уступает по качеству даже китайским товарам. Интересны также многочисленные инновационные продукты, которые сейчас набирают в мире большую популярность. Даже конопляное сырье можно продавать с большой выгодой.

Проблема у нас и с таможней. Экспортеров такой продукции неизбежно ждут глобальные проверки, которые будут задерживать грузы, повышать риски и себестоимость продукции относительно иностранных конкурентов. Здесь нужно либо отрабатывать практику отгрузки через таможенные пункты, чтобы это было оперативно и четко, либо менять законодательство, причем делать это громко радикально и всерьез, чтобы все понимали, что добросовестным инвесторам никто не будет вставлять палки в колеса.

 

Источник

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.