Сейчас читают
Заманчивый и недоступный инжиниринг. Как начать движение в эту сторону

Заманчивый и недоступный инжиниринг. Как начать движение в эту сторону

Татьяна Грамлих: «Необходимо сотрудничество государства, инжиниринговых компаний и отраслевых союзов»

В рамках V форума «Пищевое машиностроение-2021» на выставке «Агропродмаш-2021» 7 октября состоялась сессия «Заманчивый и недоступный инжиниринг. Как начать движение в эту сторону?».

Генеральный директор ООО «ПКБ «БЕГАРАТ» Татьяна Грамлих рассказала о том, почему российским производителям сложно встроиться в инжиниринговые процессы и как машиностроители могут способствовать развитию инжиниринговых центров.

 — Татьяна Александровна, что такое инжиниринг?

 — Инжинирингом принято называть проектирование в технологических процессах. Инжиниринг при технологических процессах начинается прежде всего с постановки задачи. У заказчика должно появиться представление, какое сельскохозяйственное сырье он планирует перерабатывать, какие продукты он будет продавать, как он будет эти продукты производить, как они должны быть упакованы, сколько для этого понадобится людей и ресурсов для того, чтобы он смог посчитать бизнес-план и принять необходимое для себя решение.

Если у заказчика есть четкое представление о том, что он собирается делать, то он сразу привлекает производителя оборудования. Таким образом, заказчик перескакивает через процесс инжиниринга, запрашивает непосредственно отдельные машины и из этого сам пытается каким-то образом создать себе представление.

Если заказчик запрашивает иностранных производителей, он предполагает, что они поделятся с ним неким ноу-хау, как это делается в других странах. То есть он опирается на опыт этих производителей оборудования для того, чтобы получить себе некие преимущества.

У российских производителей интернационального опыта нет, они не поставляют свое оборудование за рубеж. Поэтому они обращаются за российским оборудованием либо, когда хотят заменить импортное, и просят создать копию по более доступной цене. Либо заказчики уже свой технологический процесс самостоятельно придумали, настроили и проверяют, нельзя ли что-то импортное, что они запланировали, или какой-то кусочек технологического процесса выполнить в российском исполнении. Это те проблемы, с которыми, как правило, все и сталкиваются.

Российскому производителю попасть на роль ведущего игрока очень тяжело в этой ситуации – с одной стороны у него опыта нет, с другой стороны у него нет финансовой возможности, как у интернациональных компаний, и он в этом списке на рассмотрение самый последний всегда оказывается.

 — Много ли в России инжиниринговых центров?

 — Инжиниринговых центров в России не так много. Для мясной отрасли два-три, в хлебной также. Не существует такой потребности, чтобы компании занимались непосредственно только этими задачами.

Но надо отметить, что даже в Германии инжиниринговых специализированных компаний единицы, потому что такие инвестиционные проекты не каждый день и даже не каждый год возникают, их реализуется всего шесть-семь объектов в год на всю Россию.

 — Машиностроители могут способствовать развитию инжиниринговых центров?

 — Безусловно машиностроители могут способствовать развитию инжиниринговых центров, но они сами достаточно слабо организованы. Я могу говорить только за мясную отрасль, поскольку это наша специализация, но машиностроители здесь между собой организованы достаточно слабо.

Во-первых, кроме материально-технической базы у них должны быть соответствующие инженерные кадры, должны быть и финансовые возможности. Люди покупают импортное оборудование, а не покупают российское, потому что комплексная поставка невозможна, потому что производитель производит какие-то части, а заказчику нужна вся линия целиком.

Инжиниринговые компании могли бы помочь найти эти точки роста и помочь производителям начать производить то оборудование, которое нужно. В этом случае конечно необходима поддержка от государства в виде субсидий, поскольку разработчики должны подумать об отрасли, а думать об отрасли им некогда, потому что они заняты зарабатыванием денег.

Пока покупают немецкое оборудование, можно представить, что люди ожидают от этого технологического трансфера. Но многие покупают китайские, турецкие или польские реплики, то есть там, где копия с копии. Например, за последние 30 лет польское пищевое машиностроение выросло в разы, значительная доля этого оборудования попала именно в Россию, в Белоруссию, в страны Таможенного союза.

Получается, что мы своими деньгами, то есть инвестициями наших переработчиков выкормили и вырастили польское машиностроение. Необходимо поднимать отечественное машиностроение.

 — О чем Ваше выступление на Пищевом форуме?

 — Основной вопрос – как мы можем объединить усилия государства и отдельных компаний в построении общей стратегии отрасли. В данный момент мы находимся на стыке между производителями продуктов и машиностроителями отрасли.

Инжиниринговые компании находятся между ними, какое оборудование нужно, на что есть запрос – это знают лучше инжиниринговые компании. Но у них отсутствует связь с производителями российского оборудования в текущем моменте, никакой площадки для общения сейчас нет.

Сотрудничество государства, инжиниринговых компаний и отраслевых союзов помогло бы начать производить и разрабатывать именно то оборудование, на которое больше всего есть запрос, которое действительно помогло бы поднять машиностроение.

Интересна тема? Подпишитесь на персональные новости в Я.ДЗЕН | Pulse.Mail.ru | Я.Новости | Google.Новости.

Источник

оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.