«Трансагро» приобрела имущество Лужского мясокомбината

Компания планирует вложить в развитие предприятия 500 млн рублей

Предприятие будет выпускаться 13 тысяч тонн баранины и говядины под собственным брендом​

Новосибирская аграрная корпорация «Трансагро» приобрела имущество Лужского мясокомбината, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на свои источники. Совладелец «Трансагро» Виктор Феллер подтвердил изданию информацию о сделке и уточнил, что ее сумма составила 30 млн руб. В собственности Лужского мясокомбината находится 42,4 га земли в Ленинградской области со зданиями мясокомбината, свинарника и административно-складскими объектами, говорится в объявлении о продаже активов. По словам Феллера, мясокомбинат будет реконструирован до конца 2023 года, не его мощностях станут выпускать 13 тыс. т баранины и говядины под собственным брендом. Проект направлен на замещение поступающей в регион импортной говядины. Инвестиции в развитие производства оцениваются в 500 млн руб., срок окупаемости — пять лет. 

Лужский мясокомбинат ранее входил в состав крупного агрохолдинга «Парнас-М». В 2008 году его головная структура не сумела выплатить купонный доход по облигационному займу и инициировала собственное банкротство. В 2009-м контроль над входившими в «Парнас-М» Лужским мясокомбинатом и комбикормовым заводом, а также хозяйством «Рассвет» получил Россельхозбанк. В 2014 году мясокомбинат прекратил производственную деятельность и получал доход от сдачи площадей в аренду, следует из его отчетности. В прошлом предприятие ежегодно выпускало 4,4 тыс. т охлажденной говядины, свинины и замороженных субпродуктов. В октябре этого года «Трансагро» приобрела на торгах активы Лужского комбикормового завода за 252,3 млн руб.​

«Аграрная корпорация «Трансагро»» была зарегистрирована в Новосибирске в 2018 году. По данным сервиса проверки контрагентов Rusprofile, 34% компании принадлежит ООО «Агропрофи», которым владеет предприниматель Алексей Пистер. Также ему напрямую принадлежит 33% «Трансагро». Оставшимися 33% у бизнесмена Виктора Феллера. Последний совместно с «Агропрофи» в равных долях владеет ООО «Агроассоциация», которое занимается разведением крупного рогатого скота в Хакасии.

Исполнительный директор компании «Ринкон Менеджмент» Константин Корнеев говорит, что для бесперебойной работы подобных предприятий (если на них есть линия убоя) нужны фермы предубойного содержания, которые должны находиться недалеко от комплекса. Но такой вариант, по его словам, влечет за собой ветеринарные риски из-за закупки животных у разных фермеров. Если же линия убоя не предусмотрена и предубойное содержание на модернизированном Лужском мясокомбинате не является необходимостью, то на предприятие будут поставляться полутуши или четверти туш, а на комбинате будет происходить только обвалка. «Но в таком случае проект столкнется с необходимостью где-то закупить сырье. А это зачастую влечет ценовую конкуренцию за него с другими переработчиками», — прокомментировал Корнеев «Агроинвестору».

Покупку давно простаивающего предприятия можно объяснить суммой сделки, продолжает он. Кроме того, обычно ценность подобного актива заключается не столько в оборудовании, сколько в наличии необходимых разрешений на работу, что существенно сокращает время на запуск по сравнению с введением в эксплуатацию объекта, построенного с нуля. Аналитик ФГ «Финам» Анна Буйлакова говорит, что, учитывая небольшую стоимость сделки по сравнению с ожидаемыми капитальными затратами (30 млн руб. против 500 млн руб.), можно предположить, что расходы в основном пойдут на реконструкцию существующих зданий и мощностей. Вероятно, основную ценность в этом активе имеют проведенные коммуникации и земля, сказала она «Агроинвестору».

«По моему опыту, на восстановление всегда требуется больше средств, чем рассчитывается изначально, из-за скрытых дефектов», — добавляет Корнеев. Он также говорит, что инвестиции в развитие предприятия на уровне 500 млн руб. — это относительно небольшая сумма, в случае если инвестор собирается проводить только обвалку, на эти деньги можно выполнить необходимые работы. «На мой взгляд, это проект для регионального участия, потому что если бы он был ориентирован на плотный потребительский рынок с выходом на ритейл, то одни только упаковочные линии стоили бы дороже», — считает Корнеев. 

По его словам, озвученный срок окупаемости стоит рассматривать не через призму рыночных реалий, а через корпоративное целеполагание. «Скорость окупаемости зависит от внутрикорпоративных действий вроде управления себестоимостью, затратами на обслуживание и т. д.», — добавляет эксперт. То есть, заключает он, можно использовать разные схемы, чтобы выйти на окупаемость, но это вовсе не означает, что подобного рода проекты стабильно окупаются за пять лет. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте также

Back to top button